Русская Idea публикует интервью с Ларисой Седиковой – заместителем директора заповедника «Херсонес Таврический». С 24 по 28 июля на территории заповедника прошла научная конференция, приуроченная к 1000-летию преставления князя Владимира. Организаторами конференции выступил сам заповедник и Симферопольская и Крымская епархия. А сразу после  завершения конференции – 29 июля – губернатор Севастополя Сергей Меняйло объявил о смене руководства заповедника и назначении на эту должность Благочинного Севастопольского округа протоирея Сергия Халюты. Это назначение вызвало резкую реакцию коллектива заповедника, местных и федеральных СМИ, российского общества. Каким образом это назначение стало возможным, о том положении, в котором находится заповедник последние полтора года, как влияют на научную деятельность сотрудников заповедника санкции, наложенные на Крым – обо всем этом ответственный редактор проекта Любовь Ульянова, представлявшая на конференции альманах «Самопознание», побеседовала с Ларисой Васильевной.

 

Любовь Ульянова

Уважаемая Лариса Васильевна, 29 июля губернатор Севастополя назначил директором заповедника Благочинного Севастопольского округа протоирея Сергия Халюту. Как это назначение оценивает коллектив заповедника?

Лариса Седикова

Такие события не только не способствуют реализации планов, намеченных коллективом и руководством заповедника за последнее время, или нормализации ситуации вокруг заповедника. Херсонес – это не городская баня, начальников которой можно менять, как вздумается. Херсонес – это заповедник со статусом ЮНЕСКО. Подобные броски недопустимы. Коллектив заповедника нередко переживал стрессовые ситуации. Переживем и эту. Но хотелось бы этого избежать. Надеюсь, нам удастся отыграть ситуацию назад. Это недоразумение должно быть устранено. Губернатор ссылается на согласование с патриархатом, с Министерством культуры. Но есть заявления и самого министерства, и представителя РПЦ архимандрита Тихона, что это не соответствует действительности.

Любовь Ульянова

Поддерживает ли коллектив заповедника общественность Севастополя?

Лариса Седикова

Да. И телевидение, и севастопольские законодатели, и обычные люди. Мы сделали запрос в Заксобрание Севастополя. Сегодня на улице и перед депутатами выступала сенатор от Севастополя Ольга Тимофеева. Она высказывалась очень резко. Не мы заблуждаемся, а это ошибка, которую нужно исправлять.

Любовь Ульянова

Такая ситуация стала возможна, потому что заповедник до 1 августа 2015г не имел федерального статуса, а находился в городском подчинении?

Лариса Седикова

Да. К сожалению, Херсонес временно задержался в муниципальном, севастопольском подчинении. В украинское время Херсонес относился к высшей категории учреждений культуры, имел статус национального учреждения культуры. Аналог в России – это федеральные учреждения. Есть поручение президента Владимира Путина о необходимости обеспечить сохранность объекта всемирного наследия «Древний город Херсонес Таврический и его хора» в соответствии с требованиями ЮНЕСКО. Также в этом поручении говорится о том, что надо разработать меры о передаче Херсонеса в федеральное ведение, дать нашему памятнику статус территорий особо ценного назначения. Однако реализации этого поручения препятствуют самые разнообразные обстоятельства. В частности, документация, которую надо было разработать и перевести из украинских в российские эквиваленты. Ведь Херсонес Таврический – это не только территория городища в 42 гектара, но и более 300 гектар хоры. На часть этих участков, в первую очередь, входящих в список ЮНЕСКО, существуют украинские землеотводы.

Любовь Ульянова

Херсонес уникален именно этими памятниками?

Лариса Седикова

Да. К счастью, Севастополь не разросся до таких масштабов, чтобы застроить всю хору. Благодаря хоре Херсонес попал в список ЮНЕСКО, потому что в мире практически не сохранилось мест, где бы можно было исследовать хору, то есть участков, где бы отражалось античное землепользование. Надеемся, что обретение Херсонесом федерального статуса позволит заповеднику занять то место, которого он достоин.

Любовь Ульянова

С 24 по 28 июля в музее-заповеднике «Херсонес Таврический» проходили II Свято-Владимирские чтения. Как возникла идея проведения этой конференции? Кто был ее инициатором?

Лариса Седикова

Инициатором и вдохновителем конференции был отдел средневековой истории заповедника. Его руководитель – Татьяна Юсуфовна Яшаева – большой энтузиаст. Сама же тема лежит на поверхности. Проведение конференции подразумевает множество бытовых вещей. У нас была возможность провести конференцию совместно с Симферопольской епархией. Первые чтения прошли в 2013 году. И хотя они были менее представительными, чем нынешние, они показали, что мы можем своими силами проводить подобные мероприятия. В 2014 году провести подобные чтения было крайне затруднительно – в силу неопределенности статуса заповедника, отсутствия государственного финансирования.

Любовь Ульянова

Обсуждавшиеся на конференции темы, скажем, датировки тех или иных находок или тех или иных событий, вызывали серьезные дискуссии и разногласия. В связи с чем, на Ваш взгляд, многие моменты истории Херсонеса являются настолько спорными?

Лариса Седикова

Это связано с состоянием источника. Не потому что кто-то плохо работал. Археология, особенно византийская, по сравнению с XIX веком сделала колоссальный шаг вперед. Чем занимались ранее? Вели поиски сокровищ, искали предметы роскоши, храмы, дворцы. Византийская археология сегодня – это исследование цивилизации. И исследование повседневной жизни, цивилизации в широком смысле слова. Только в последние десятилетия начали серьезно относиться к стратиграфия, пришло понимание важности того, насколько правильно ведутся раскопки. Археология – это как книга. Это всегда авторская работа. Археолог открыл один слой – и больше этого слоя нет. От того, насколько правильно археолог читает свою книгу, правильно фиксирует место положения находок, слой их залегания, зависит правильная интерпретация. Недостаточно просто раскопать и достать находки. В большинстве случаев это означает заведомо неверную трактовку.

Любовь Ульянова

А по каким причинам территория городища не раскопана даже на одну треть?

Лариса Седикова

Большое счастье, что оно не раскопано полностью. Сегодня одна из задач заповедника – это соединение раскопанных ранее отдельных кварталов в единое пространство. Но ведь важно не просто раскопать. Важно сохранить. Особенно нам как объекту ЮНЕСКО, которое отдает приоритет именно сохранению памятников. Мы оставляем значительную часть городища будущим поколениям, которые с новыми технологиями и возможностями смогут провести исследования на гораздо более высоком уровне. К сожалению, центральная часть городища была занята в XIX веке монастырем. Строительство фундаментов зданий, рытье подвалов уничтожило крайне ценную в археологическом отношении часть городища.

Любовь Ульянова

Какими будут первые действия заповедника после получения долгожданного федерального статуса?

Лариса Седикова

В первую очередь, мы начнем выполнять наши обязательства перед объектами. Ждет реализации программа консервационно-реставрационных работ. Уже 9 лет закрыт для показа античный отдел – из-за ремонта здания. Кроме того, в фондах Херсонеса невероятно много материала, не введенного в научный оборот. Не опубликованы полностью даже материалы раскопок XIX века первого директора музея Карла Казимировича Косцюшко-Валюжинича. Стоит на месте и большая работа по публикации музейных коллекций. Какие-то каталоги очень старые, скажем, каталог античной скульптуры Херсонеса был опубликован около 40 лет назад и нуждается в переиздании и дополнении. Это помимо самих раскопок и экскурсионной работы.

Любовь Ульянова

Такое ощущение, что проблем очень много.

Лариса Седикова

Перечислять можно бесконечно. Требует ремонта и обновления византийский зал. Заповедник нуждается в новых площадях и новых зданиях, но очевидным образом не может строиться на территории городища. Требуют ремонта фондохранилища. Нужны новые стеллажи, новые упаковки. В прошлом году закупили новое оборудование для библиотеки, но этого мало. Нужны подъезды к хоре. Кроме того, к заповеднику относится крепость в Балаклаве. И там нужны консервационно-реставрационные работы, здание музея и место для размещения экспедиции.

Любовь Ульянова

Ваши слова создают ощущение заброшенности заповедника.

Лариса Седикова

В начале 2000-х годов средства выделялись. Много делалось по 5-летней программе – с 2001 по 2005 годы. Но этого было недостаточно. Даже когда мы готовились на подачу документов в ЮНЕСКО, государство не дало ни копейки. Все делали сотрудники заповедника сами, на личном энтузиазме. Деньги на ремонт нам выделяет кипрский фонд Анастасиса Левентиса. Они уже перевели нам два транша на ремонт здания с античной коллекцией. Но фонд выделяет деньги, если организацию финансирует государство. Сейчас у нас нет государственных денег, поэтому мы не можем просить у фонда третий транш, хотя они обещали его дать.

Любовь Ульянова

После присоединения Крыма и Севастополя к России – как изменились научные связи коллектива заповедника?

Лариса Седикова

Человеческие отношения с кем-то сохранились, с кем-то – нет. В Киеве осталось мало людей, с кем можно общаться. Западные проекты закрыты для крымчан. Сохранились человеческие отношения со всеми учеными, в том числе с американцами. Еще во времена нашей совместной работы, они понимали, что мы – русско-ориентированные. Для них наш выбор не был сюрпризом. Раньше у нас было две экспедиции из Польши. Сейчас государство им не выдает денег на экспедиции в Херсонес и посольства рекомендуют им не приезжать. Эрмитаж – единственное российское учреждение, которое продолжало раскопки на наших объектах все украинское время. Сейчас у нас работает уже две экспедиции Эрмитажа, одна из них в Балаклаве на крепости Чембало. Все украинское время российские археологи много работали в восточном Крыму. Очень многое в археологии зависит от личностей.

Любовь Ульянова

А российская академическая среда?

Лариса Седикова

Недавно к нам приезжал директор Института археологии РАН Николай Андреевич Макаров. Обсуждали перспективы взаимодействия. Он согласился – нужны заинтересованные люди. Так всегда было. Нужны люди. Не сразу, но постепенно все наладится. Кроме того, есть моральное напряжение, в том числе и с некоторыми российскими коллегами, которые обвиняют нас в выборе России. Некоторые даже не приезжают на конференции, скажем в прошлом году. Отказывались по политическим соображениям и говорили об этом прямо.

Любовь Ульянова

Каким образом сказываются на работе заповедника санкции, наложенные на Крым?

Лариса Седикова

Как я уже говорила, к нам перестали приезжать иностранные экспедиции. Европейцы к нам не едут. Им не рекомендуют их консульства, а они очень к ним прислушиваются. Особенно преподаватели, которые боятся лишиться своей работы. Их можно понять. На нынешнюю конференцию приехали иностранцы, но это два серба и коллега из Греции. Каким-то чудесным образом смог к нам пробраться ученый из Шотландии. С другой стороны, и мы не можем никуда выехать, имея на руках приглашения на конференции. Ведь крымчанам не дают шенгенские визы. В Крыму нет визовых центров. В Севастополе было польское консульство, но оно тут же убыло после известных событий. Здание на Пирогова пустует. Там был и культурный центр, но он уехал вместе с консулом. Раньше за визами ездили в Одессу или в Киев. Некоторые сотрудники пробовали получить визы в европейских посольствах в Москве, но получили отказ – подавайте в Киев.

Любовь Ульянова

Есть ли еще какие-то ограничения?

Лариса Седикова

Ограничений в целом не мало. Скажем, закрыты гугловские программы, у иностранцев в Крыму не работают телефоны. Если говорить именно о научной деятельности, то я бы отметила закрытое воздушное пространство над Крымом. К нам планировали приехать турки. Они особенно интересуются Херсонесом, ведь на территории Турции множество византийских памятников. Но прямой рейс Стамбул – Симферополь ныне отменен, вместо Симферополя турецкие авиалинии возят в Херсон или Львов. А чтобы добраться до нас из Турции, нужно лететь в Москву. Сейчас обещают открыть пересадку в Краснодаре. Но и это – другие деньги и другое время.

Заместитель генерального директора Национального заповедника «Херсонес Таврический» по науке

Спрашивает

Кандидат исторических наук. Преподаватель МГУ им. М.В. Ломоносова. Главный редактор сайта Русская Idea

Похожие материалы

Леонтьева нам принесли падкие на всё блестящее сороки Серебряного века. Но он и сейчас не...

Не только руководство РФ и Беларуси, но и российское и белорусское общество в последние тридцать...

Вся его жизнь – во многом не случившаяся история триумфа, не сложившаяся в силу разных...