PI: В Актюбинской области Казахстана был введен режим контртеррористической операции после нападения в воскресенье на оружейный магазин и воинскую часть. В результате теракта 5 июня в Актобе погибли 17, по некоторым данным — 19 человек. Кроме того, представитель пресс-службы Комитета национальной безопасности Казахстана (КНБ) Руслан Карасев выступил с заявлением о готовившемся в стране государственном перевороте и насильственном захвате власти. Что означают эти события, и не идет ли дело к очередной «цветной революции» на постсоветском пространстве? Об этом ответственному редактору проекта «Русская idea» Любови Ульяновой рассказал крупнейший отечественный специалист по российско-казахстанским отношениям Юрий Солозобов.

 

Любовь Ульянова

Уважаемый Юрий Михайлович! Что в действительно происходит в Казахстане?

Юрий Солозобов

События в Актобе были квалифицированы как террористический акт. Такую оценку им дал председатель Сената Казахстана Касым-Жомарт Токаев. Это очень вдумчивый политик, который обычно озвучивает точку зрения верховной власти в подобные турбулентные моменты истории. Произошел самый масштабный террористический акт за всю историю Казахстана. Около двух десятков погибших, более двух десятков раненых с обеих сторон. Число нападавших в одной группе было примерно 15 человек, по другим данным – общее число террористов около 30. Всего было 2 группы, одновременно атаковавших три различных объекта. Это говорит о скоординированности и хорошей планировке терактов, имевших место в Актобе, и о наличии информаторов в самом городе.
Казахстанским силовикам удалось предотвратить самый негативный сценарий.

Стандартная схема такая. Боевики вначале захватывают автоматическое оружие, будь то в полицейском участке, либо в воинской части. В данном случае была атакована воинская часть Национальной гвардии (кстати, Нацгвардия была создана в Казахстане раньше, чем в России), это подразделение внутренних войск. Был выходной день, после обеда. Время очень расслабленное, очень удачное для нападения. А перед этим в субботу Казахстан отмечал праздник государственных символов Казахстана.

Все было просчитано для максимальной эффективности данной акции. В дальнейшем должны были начаться захваты банков, офисов крупных компаний — присвоение денежных сумм для финансирования джихада, новые нападения на силовые структуры — снова захват оружия. Затем нападение на органы власти, может быть, на исправительно-трудовые учреждения — выпуск на волю криминальных элементов. Тогда можно было говорить о крупно-масштабном террористическом акте, по типу Нальчика-2005.

К счастью, эту беду удалось погасить. Не без потерь, конечно, но всё-таки погасить практически в зародыше.

Часть боевиков была арестована, часть рассеяна. Город блокирован. В нем введен «красный «уровень террористической опасности. А во всем Казахстане — «желтый» уровень на 40 дней.

Примечательно, что сегодня утром Комитет национальной безопасности (КНБ) Казахстана заявил о задержании и аресте крупной группы высокопоставленных военных и их покровителей в правоохранительных органах, включая бывшего заместителя Генерального прокурора и бывшего члена Конституционного совета. Есть среди них и руководители крупных воинских частей, представители командования на южном направлении. В состав задержанных входит и ряд авторитетных бизнесменов с юга Казахстана. Не исключено, что ниточки заговора тянутся и выше.

Это все говорит о том, что Казахстан переживает сложный период транзита власти. Многие несистемные политические игроки пытаются активизировать, в том числе, и силовые рычаги для перехвата власти. Или, как минимум, для разрушения стабильности, чтобы в возникшем хаосе играть свою игру.

Может быть, и не стоит связывать эти два эпизода. Но тот факт, что КНБ отчиталось о задержании группы высокопоставленных чиновников и военных сразу после теракта в Актобе. И то, что это событие было официально квалифицировано как государственный заговор в целях свержения власти, говорит о многом.

Я склонен рассматривать события в Актобе как повторение типового кавказского сценария для ваххабитского подполья. Запад Казахстана и наш Кавказ лишь формально разделены Каспийским морем. Здесь созданы большие связи не только у браконьеров, занимающихся незаконной перевозкой осетровых и икры, но и у ваххабитов. То, что случилось в Актобе, напоминает нападение ваххабитского подполья на некоторые города Дагестана и Кабардино-Балкарии. Там уничтожались представители традиционного ислама, имамы – «отступники», с точки зрения ваххабитов, — убивали представителей силовых структур, чиновников.

Такая «народная кара» представителей органов власти должна была предать террористам имидж «Робин Гудов от радикального ислама» в глазах простого населения.

А в Казахстане тоже есть определенное социальное расслоение, особенно заметное на западе страны. Там есть крупные нефтяные доходы, но есть и обычные люди, исключенные из нефтегазового рая. Они живут фактически в традиционном обществе. Их доходы не так велики. Жизнь трудная. Суровая природа. Я посещал нефтепромыслы запада Казахстана. Фактически это пустыня, туда некогда был сослан Тарас Шевченко.

Где существует социальная напряженность и большой разрыв в доходах, там реализуется желание радикальных исламистов по уже иракскому или сирийскому сценарию контролировать нефтяные источники как сферы своих доходов. Нефтепромыслы – лакомый кусок для радикального ислама, так как они могут стать питательной почвой для повторения подобных терактов в дальнейшем.

Я хотел бы сразу отметить высокий уровень правоохранительных органов и органов безопасности республики Казахстан. Они давно занимаются проблемой санирования радикального ислама в своей стране. Мы знаем из роликов в интернете, что казахстанские граждане принимают участие в боевых действиях вне Казахстана. Скажем, в Сирии. Но внутри своей страны властям удавалось сдерживать эту угрозу до последнего момента достаточно эффективно. То, что спецоперация была быстро проведена силами спецназа, удалось блокировать нападавших и не допустить крайне негативного сценария — создания некого острова свободы для радикального ислама – говорит о высоком уровне компетентности государственных и силовых органов Казахстана. Надеюсь, они смогут и далее поддерживать высокий уровень безопасности в стране.

Любовь Ульянова

А как бы Вы прокомментировали новость о том, что бизнесмен из Шымкента, владелец «Шымкентпиво» Тохтар Тулешов пытался дестабилизировать ситуацию в стране?

Юрий Солозобов

Я об этом уже сказал выше. Тулешов был арестован ранее, еще зимой, и он содержится в СИЗО КНБ. Как представитель международной миссии наблюдателей я как-то посещал закрытый участок в СИЗО КНБ – те, кто там находятся, ведь не лишены права голоса. И мне сложно представить, чтобы человек оттуда мог руководить крупной террористической операцией.

Видимо, это говорит о спящих ячейках ваххабитского подполья. Кстати, они есть и у нас. Например, в Поволжье, не говоря уже о том же Кавказе.

Весь вопрос в том, кто заказчик. Является ли эта атака в Актобе акцией, проведенной извне, с помощью сетевых террористических организаций, находящихся на Ближнем Востоке? Или все случившееся – это события внутреннего происхождения в рамках борьбы за власть? Этот важнейший вопрос сейчас активно изучается в правоохранительных органах Казахстана. И скоро, думаю, мы сможем узнать ответ, в том числе, по кадровым подвижкам.

На некоторых украинских сайтах появилась дезинформация, что чуть ли не Путин запустил подрывной сценарий, наподобие сирийского, для смены власти в Казахстане. Это полная чушь! Россия никоим образом не замешана в этой ситуации. Не в российских интересах допускать раскачку на территории нашего стратегического союзника. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что Россия оценивает происходящее на территории Казахстана как внутреннее дело самого Казахстана. Поэтому никакого дополнительного усиления войск на территориях, приграничных с Казахстаном, в РФ вводиться не будет.

Я думаю, что правоохранительные органы Казахстана вполне боеспособны, вполне оснащены всем необходимым, они способны в дальнейшем блокировать проявления радикального экстремизма. Характерной особенностью казахстанской власти является ее способность быстро анализировать — достаточно честно и беспощадно — подобные эпизоды. Она готова делать соответствующие выводы, учиться на собственных ошибках. И принимать все меры к тому, чтобы подобное больше не повторилось. Надеюсь, так будет и в этот раз.

Любовь Ульянова

А есть ли у каких-то внешних сил заинтересованность в дестабилизации ситуации в Казахстане?

Юрий Солозобов

Безусловно.

Казахстан имеет протяженную сухопутную границу с Россией. Более 7500 км. Эта граница фактически открыта, ее обустройство – колоссальные деньги и большое время. Дестабилизация Казахстана – это все равно, что дестабилизация нашей Сибири. Это выход и на Транссиб, и на наши нефтегазовые регионы. Поэтому стратегическая безопасность Казахстана – это сегодня стратегическая безопасность самой России.

Желающих поиграть на поле Центральной Азии много. Иногда у нас любят порассуждать о китайском влиянии, но Китай в данном случае является позитивным стабилизирующим фактором. Пекин построил множество нефте-газопроводов. Строит дороги в Европу, вложился в многочисленные инфраструктурные проекты в рамках Большого шелкового пути. Поэтому Китай, его спецслужбы и его силовые структуры, проявляются, скорее, как стабилизирующие факторы для данного региона.

А вот более дальние игроки – такие как США и другие активные региональные игроки на Ближнем Востоке – вполне могут иметь желание разыграть сценарий подобной дестабилизации. К счастью, Казахстан очень ответственно относится к этим вызовам извне и внутри. Астана постоянно работает над их предотвращением, в том числе в тесном контакте с российскими спецслужбами. Мы всегда готовы помочь нашим стратегическим союзникам, если на это будет их желание и политическая воля.

Политолог, директор по международным программам Института национальной стратегии РФ

Спрашивает

Кандидат исторических наук. Преподаватель МГУ им. М.В. Ломоносова. Главный редактор сайта Русская Idea

Похожие материалы

Светские консерваторы в значительной степени отброшены властью и маргинализованы. В конечном итоге,...

Империя накопила внутри себя сильнейшие противоречия. Система была низкоэффективная, в том числе мы...

Среди либералов противников войны практически нет. Среди консерваторов они есть. Среди левых они...