РI публиковала в июне интервью нашего специального корреспондента Юлии Нетесовой с членом британского парламента от партии тори Филиппом Дэвисом, одним из первых консервативных политиков, кто выступил за выход Британии из Европейского союза. Однако после победы партии Leave на референдуме 23 июня произошли события, которые в совокупности дали повод оппонентам евроскептиков заявлять, что лидеры Брексита, собственно, и не хотели своей победы, что они лично были заинтересованы в провале референдума и неизбежном после этого повышении своего протестного влияния. Короче говоря, сейчас стало модно говорить о том, что главные «брекситеры» — безответственные популисты, не имеющие ни конкретного алгоритма действий, ни желания нести ответственность за последствия своей победы. В этом контексте не таким уж неожиданным выглядит решение замминистра энергетики Андреа Лидсом снять свою кандидатуру с выборов на пост лидера Консервативной партии Великобритании и премьер-министра, после чего единственным претендентом на эти посты осталась министр внутренних дел Тереза Мэй, которую отнюдь нельзя назвать горячим сторонником Брексита. Нам хотелось узнать от человека, знающего лично всех действующих лиц этой истории, в какой мере эти упреки справедливы и насколько в самом деле Брексит необратим.

 

Юлия Нетесова

Как бы вы прокомментировали происходящее в Великобритании после референдума по выходу из ЕС? Страна проголосовала за выход из Евросоюза, политики один за другим уходят в отставку, газеты пишут о бардаке в стране. Согласны ли вы с таким суждением?

Филипп Дэвис

Нет, я не считаю, что у нас полный бардак, у нас сейчас момент повышенной турбулентности, в первую очередь политической, которая была вызвана тем, что премьер-министр Дэвид Камерон ушел в отставку. Во время кампании он постоянно говорил о том, что уходить не будет, каким бы ни был результат, и многие из нас хотели, чтобы он остался, даже если мы расходились с ним по вопросу ЕС. Однако он решил уйти. В результате сложилась непростая ситуация, но она скоро разрешится. Я уверен, что к началу сентября у нас будет новый премьер-министр, и мы начнем процесс выхода из Европейского союза.

Юлия Нетесова

Что случилось с лицом кампании по выходу из ЕС, бывшим мэром Лондона Борисом Джонсоном? Почему он отказался выставлять свою кандидатуру на пост главы партии и, автоматически, премьер-министра?

Филипп Дэвис

Это не совсем так, он выдвинул свою кандидатуру, но его основной сторонник министр юстиции Майкл Гоув в последний момент отозвал свою поддержку. Борис Джонсон, видимо, решил, что без его поддержки не имеет смысла продолжать борьбу за пост главы партии. Если ему дадут портфель министра в следующем правительстве, а я очень на это рассчитываю, то у него будет еще возможность показать себя и, возможно, в будущем он возглавит партию.

Юлия Нетесова

Неужели все так просто? Гоув отозвал поддержку и Джонсон отошел в сторону? Ведь в партии есть еще люди, кроме Гоува…

Филипп Дэвис

Я не знаю, почему Майкл Гоув передумал и перестал поддерживать Бориса. Это известно только Майклу. Я еще не успел переговорить с Борисом, но полагаю, что его поддерживало недостаточное количество людей. Я был за Бориса, но, видимо, в целом было недостаточно голосов в его поддержку, чтобы он мог выиграть борьбу за лидерство партии. Как только он это понял, он решил, что с дистанции лучше сойти раньше, чем позже. Но это вовсе не конец его карьеры! Борис был и остается крайне талантливым политиком, если в ближайшие годы он хорошо себя проявит на большой правительственной работе, тогда у него есть все шансы на то, чтобы стать главой Консервативной партии.

Юлия Нетесова

Некоторые эксперты и СМИ заявляют, что он отказался от борьбы потому что на самом деле он никогда не хотел, чтобы Великобритания вышла из ЕС, и, соответственно, не хотел быть премьер-министром, при котором это фактически случится. Что вы думаете по этому поводу?

Филипп Дэвис

Это не так. Борис Джонсон бы не стал продвигать идеи, в которые сам не верил. И, конечно, он очень хотел стать премьер-министром. Проблема была в том, что он потерял поддержку своего основного соратника и не смог получить нужное количество потенциальных сторонников.

Если Борис не верил в Брексит, то он просто великолепно справился с маскировкой своих истинных мыслей, потому что он был одним из самых влиятельных голосов лагеря за выход из ЕС, и многие люди проголосовали за выход именно под влиянием Бориса Джонсона.

Юлия Нетесова

Что вы можете сказать про Майкла Гоува? В прессе в последнюю неделю его преподносили как некоего двойника Фрэнка Андервуда из «Карточного домика» в связи с теми методами, которые он использовал для достижения личных политических целей – слив писем в прессу, неоднозначные колонки жены, отказ в поддержке за два часа до пресс-конференции Джонсона – удар в спину…

Филипп Дэвис

Я не согласен с таким описанием. Майкла Гоува нельзя упрекать в том, что он ударил Бориса в спину, если уж использовать эту метафору, то можно сказать, что он ударил его прямо в лицо. Он не прятался, он заявил публично и открыто о том, что он не может его больше поддерживать. Я знаю Майкла Гоува много лет, и он очень достойный политик. Я не знаю о конкретных причинах, но уверен, что они у него были, раз он принял такое решение. У него было два варианта: простой, который подразумевал сокрытие того, что он на самом деле думал, и сложный, который подразумевал публичное выступление и неизбежное падение популярности. Если сесть и хорошо подумать, то становится понятно, что то, что он сделал – это очень храбрый поступок. Можно соглашаться с ним или нет, но нельзя не признать, что это был отважный поступок. И я лично считаю, что мы не должны критиковать политиков за проявление храбрости.

Юлия Нетесова

Кто, по вашему мнению, будет следующим премьер-министром?

Филипп Дэвис

Почти сто процентов, что это будет Тереза Мэй, хотя, вспоминая результаты референдума можно добавить — «никогда не говори никогда» — может случится все, что угодно. Пока что самая сильная позиция у Терезы, которая, как я уверен, не считает это данностью и будет бороться до самого конца. Но, скорее всего, она будет новым лидером партии и следующим премьер-министром.

Юлия Нетесова

Как она будет управлять процессом по выходу из ЕС?

Филипп Дэвис

Если честно, то я голосую за другого кандидата – за Андреу Лидсом, но я пообщался с Терезой в эти дни и на основе этих бесед могу заявить, что она полностью понимает, что необходимо сделать для того, чтобы отделиться от ЕС. Если она выиграет, я уверен, что она будет отличным премьер-министром.

Юлия Нетесова

Последние новости говорят о том, что правительство получило совет от юристов о том, что оно не обязано обсуждать в Парламенте тему активации выхода – использования статьи 50 Лиссабонского договора. То есть для того, чтобы запустить весь процесс, правительство не обязано привлекать Парламент. Это так?

Филипп Дэвис

Да, правительство вовсе не обязано консультироваться с Парламентом по поводу того, запускать процесс или нет, и когда и как это делать. Прямой референдум как бы заменил парламентскую демократию в этом вопросе, который был решен гражданами страны. Народ решил, что страна должна выйти, поэтому парламент тут не имеет никакого веса. Правительство же обязано выполнить волю народа. Как только у нас будет новый премьер-министр, он или она решит, что настал момент для того, чтобы запустить процесс, и я надеюсь, что это случится как можно скорее. И тогда начнутся переговоры о наших отношениях с ЕС в качестве страны, которая больше не является членом этого объединения.

Юлия Нетесова

Последний вопрос по поводу главы Партии независимости Великобритании Найджела Фараджа. Почему он ушел в отставку по вашему мнению?

Филипп Дэвис

Я не говорил с Найджелом на эту тему, но думаю, что все обстоит так, как он сказал в своей речи – он добился в политике того, чего хотел, и других целей у него нет.

Юлия Нетесова

Но ведь Великобритания еще не вышла из ЕС! Кто знает, что может случиться за это время! Вам не кажется странным, что человек, который вложил столько сил и энергии в запуск этого процесса, вдруг неожиданно решил бросить все на моменте старта? Может быть у него на самом деле были другие цели, например, чтобы он и его партия были частью процесса после Брексита? Ведь он активно вел свою кампанию, но сейчас процессом будут управлять исключительно Тори…

Филипп Дэвис

Найджел по-прежнему является депутатом Европарламента, и в этом качестве он имеет возможность влиять на то, как все будет происходить. Я думаю, абсолютно исключен вариант, при котором у нас может сформироваться правительство, готовое отказаться выполнять результаты референдума. Так что ему беспокоиться не о чем, и он решил, что свое дело он сделал. Люди могут возмущаться и оскорблять его, но я скажу вам следующее — он продолжал идти вперед к своей цели, несмотря на многочисленные оскорбления, которые ему приходилось выслушивать и терпеть все эти годы. И он не остановился и, более того, достиг того, чего хотел. Я считаю, что люди должны отдать ему должное независимо от того, согласны они с ним или нет.

Я не знаю, пыталась ли Партия независимости Великобритании выйти на консерваторов и просила ли она о том, чтобы участвовать в политическом процессе после референдума. Но я могу сказать, что у нас сейчас консервативное правительство, в партии полно своих талантов, способных справиться с этой сложной ситуацией, и, в целом, шансы на привлечение партии Фараджа мне кажутся несуществующими.

Отвечает

Член британского парламента
от партии консерваторов

Спрашивает

Кандидат политических наук, специальный корреспондент портала Русская idea.

Похожие материалы

Светские консерваторы в значительной степени отброшены властью и маргинализованы. В конечном итоге,...

Империя накопила внутри себя сильнейшие противоречия. Система была низкоэффективная, в том числе мы...

Среди либералов противников войны практически нет. Среди консерваторов они есть. Среди левых они...