Русская Idea продолжает исследование той роли, которую играла тема народного представительства в политической философии русского консерватизма и в рамках этого исследования публикует биографический очерк историка Вадима Дёмина об одном из видных государственных деятелей рубежа XIX – XX веков Сергее Ефимовиче Крыжановском. Именно этот человек, не занимая первые государственные посты (Крыжановский так и не стал министром), но, играя важную роль при многих министрах внутренних дел (И.Л. Горемыкин, П.Д. Святополк-Мирский, П.Н. Дурново, П.А. Столыпин), был, по сути, главным идеологом и разработчиком проектов народного представительства – как на местном уровне, так и на уровне всероссийском.

Будучи консерватором, Крыжановский полагал представительство непременным элементом политической жизни, видя его истоки и опору в земстве, совпадая, тем самым, с теми общественными деятелями, которых принято называть поздними славянофилами. Правда, Крыжановский расходился с неославянофилами в одном принципиальном пункте – возможности Земского собора как представительства, по большому счету, крестьянства, полагая, что лояльность и верноподданнические настроения крестьянства в новых политических условиях могут оказаться не более, чем мифом. Однако уже в эмиграции, размышляя о способах восстановления России, последний государственный секретарь Российской империи писал именно о Земском соборе – как о той форме народного представительства, которая однажды уже спасла страну от развала государственности.

***

Сергей Ефимович Крыжановский (1862 – 1935) представляет собой яркий пример государственного деятеля, сочетавшего консервативные убеждения и активное участие в проведении реформ.

Он родился 29 августа 1862 года в Киеве в семье преподавателя Киевской духовной академии. Его дед был казаком, в конце жизни ставшим священником, а отец Ефимий Михайлович (1831 – 1888) в конце карьеры был директором 1-й Варшавской мужской гимназии (1869 – 1883) и членом учебного комитета Святейшего синода.

В 1880 году С.Е. Крыжановский окончил 1-ю Варшавскую гимназию и поступил было на физико-математический факультет Московского университета, но вскоре перевёлся на юридический, а в 1881 году — в Санкт-Петербургский университет.

Во время учёбы Крыжановский входил в радикальный кружок с участием будущих деятелей кадетской и народно-социалистической партий С.Ф. Ольденбурга (впоследствии известного востоковеда и академика), В.И. Вернадского (также будущего академика), В.В. Водовозова, А.С. Зарудного, кн. Д.И. Шаховского и др., многие из которых впоследствии входили в состав Временного правительства. В 1882 году будущий сановник за участие в студенческих волнениях несколько дней провёл под арестом. После окончания университета (1884) молодой юрист в 1885 году был зачислен кандидатом на судебные должности (по современному — стажёром) при Санкт-Петербургском окружном суде.

Выбор государственной службы привёл к постепенному отдалению Крыжановского от прежних товарищей, занявшихся наукой или адвокатской практикой. Окончательный разрыв произошёл в 1887 году после привлечения Крыжановского к следствию по делу Водовозова, пытавшегося нелегально опубликовать революционную книгу. Кандидат прав обвинялся в переводе с польского языка революционной статьи, но избежал наказания благодаря связям и ходатайствам отца. Тем не менее, когда в 1906 году за участие в революционном движении был арестован сын В.И. Вернадского Георгий (впоследствии известный историк), то Крыжановский добился его освобождения.

Привлечение к политическому делу не помешало карьере юриста. В 1889 – 1891 годах он исправлял должность судебного следователя в Валдайском и Старорусском уездах Новгородской губернии, затем служил товарищем прокурора Великолуцкого (1891 – 1893), Рижского (1893 – 1895) и Санкт-Петербургского (1895 – 1896) окружных судов.

va

Сергей Ефимович Крыжановский

***

В 1896 году министр внутренних дел Иван Горемыкин, знавший покойного отца Крыжановского, пригласил способного прокурорского чиновника на должность начальника отделения хозяйственного департамента МВД. Крыжановскому как специалисту по западным губерниям, в которых он вырос, была поручена разработка законопроекта о введении в Литве, Белоруссии и Правобережной Украине земского самоуправления.

Задача была непростой. С одной стороны, отсутствие земств явно тормозило развитие этих областей. C другой стороны, господствующее положение в земствах занимали помещики. Между тем, в Западном крае среди них преобладали поляки, продолжавшие мечтать о восстановлении независимой Польши в границах 1772 года (т.е. с Литвой, Белоруссией и Правобережной Украиной). Поэтому Крыжановский разработал компромиссный проект, предусматривавший выборность только распорядительных органов — губернских земских собраний. Осуществлявшие исполнительные обязанности губернские и уездные земские управы предлагалось назначать администрацией.

Такой проект не был реализован. Одни министры считали недопустимыми любые уступки полякам, другие были недовольны ограниченностью предлагаемого самоуправления. Весьма влиятельный министр финансов Сергей Витте воспользовался случаем для интриги против Горемыкина. В министерстве финансов была составлена записка с утверждением о несовместимости самостоятельного земского самоуправления с самодержавием. Крыжановский по поручению Горемыкина написал ответную записку, в которой доказывал обратное.

После этого Крыжановский приобрёл репутацию главного специалиста министерства по представительным учреждениям. В 1899 – 1901 годах он служил чиновником особых поручений при министре (сохранив должность после отставки Горемыкина в 1899 году), в 1901 – 1903 годах — вице-директором хозяйственного департамента, а после его преобразования в Главное управление по делам местного хозяйства (1903) — помощником (т.е. заместителем) его начальника. В 1903 году Крыжановский стал автором нового положения о городском самоуправлении в Санкт-Петербурге, которое внесло ряд улучшений (в частности, избирательные права получили не только владельцы недвижимости, но и арендаторы дорогих квартир), в 1904 году — положения о Совете по делам местного хозяйства МВД с участием представителей дворянского, земского и городского самоуправления (впервые собрался в 1908 году).

По своим взглядам Крыжановский являлся умеренным консерватором. Он считал, что «за десятину земли крестьянин продаст и царя, и Бога» и был уверен, что удержать разгул «темных страстей» народа, стремящегося при всяком ослаблении власти любыми способами (в т.ч. грабежом и убийствами) получить материальную выгоду («тащить, что можно»), может лишь сила. Крыжановский считал нелепой «мысль призвать все полуграмотное и безграмотное русское и пестрое инородческое население империи к участию в выборах в представительное учреждение«.

Он полагал, что «если чем Россия и держалась, то, несомненно, работой чиновничества… проявившего и государственное понимание, и самоотвержение… Оно всегда на деле, на практике стояло головой выше так называемых общественных деятелей», «привыкших к болтовне и распределению синекур» и не имевших опоры в народных массах.

В то же время сановник понимал, что «с ростом и развитием образованных классов, без которых современное государство технически существовать не может, рождается у них потребность принять участие в управлении. Потребность эта столь же неистребима, как стремление есть и пить…«. Альтернативой ее удовлетворения может быть лишь «система правительственного террора, убивающего культурную и хозяйственную жизнь».

Наряду с отрицательными, Крыжановский видел и положительные стороны представительства: возможность переложить на него часть политической ответственности, с его помощью воздействовать на общественное мнение и ввести политическую борьбу в определенные рамки.

Осенью 1904 года министр внутренних дел князь Петр Святополк-Мирский, выступавший за выполнение требований умеренной оппозиции, поручил разработку соответствующего проекта Крыжановскому. На основе его предложений 12 декабря 1904 года был издан императорский указ о предначертаниях к усовершенствованию государственного порядка – указ, положивший начало радикальным реформам, приведшим к созданию конституционной монархии и завершению освобождения крестьян.

Указ предусматривал отмену ограничений в правах крестьян, подчинение администрации закону, увеличение прав местного самоуправления и создание мелкой земской единицы, повышение самостоятельности судов, введение государственного страхования рабочих, смягчение режима исключительного (чрезвычайного) положения и отмену его в ряде местностей, облегчение положения раскольников, иноверных и инославных, отмену части ограничений в правах «инородцев» и «излишних стеснений» печати. Некоторые из этих положений не были реализованы и к 1917 году.

Важнейший пункт указа — о включении выборных от земств в состав законосовещательного Государственного совета — был отклонён императором из-за возражений обер-прокурора Синода Константина Победоносцева и, главное, председателя Комитета министров Витте, заявившего о несовместимости такой меры с самодержавием. Тем не менее, обсуждение остальных пунктов указа в правительстве уже в феврале 1905 года привело к изданию императорского рескрипта о привлечении выборных от народа к предварительному обсуждению законопроектов.

В феврале 1905 года Крыжановский был назначен директором первого департамента министерства юстиции, но очень быстро разочаровался в новой должности из-за ограниченности компетенции самого министерства. Поэтому уже через 5 недель он вернулся на пост помощника начальника главного управления местного хозяйства МВД.

Сразу после этого Крыжановский принял активное участие в разработке законов о законосовещательной Государственной думе и стал автором её Учреждения (т. е. положения о ней), а также Положения о выборах в неё, утверждённых 6 августа 1905 года. Впрочем, его влияние на основные принципы этих документов было ограниченным. В частности, Крыжановский был сторонником избрания членов Думы уездными земскими собраниями, однако министр внутренних дел Александр Булыгин и Совет министров не согласились с этим из-за стремления дать значительное представительство в Думе крестьянам, нежелания связывать цензы на земских и думских выборах и, главное, давать Думе прочную опору на местах.

В результате была принята система избрания Думы владельцами недвижимости, разделёнными на 3 курии: землевладельческую, городскую и крестьянскую. Именно крестьяне, которые владели бóльшей частью основного богатства того времени — землей, а также представлялись императору и большинству сановников консервативной силой, вопреки мнению Крыжановского, получали решающее влияние на исход выборов.

В октябре 1905 года он подал записку о необходимости преобразования Государственного совета, в которой указывал, что Дума, «состоя… из лиц, избранных широкими слоями населения, не имеющими еще достаточно опыта в государственных делах… не может ни соразмерить в точности пожеланий своих с силами и средствами, коими располагает государство, ни сдерживать своих стремлений сознанием необходимости сохранять строгую историческую постепенность в развитии каждого дела и каждого установления.

Ее пожелания и взгляды по всей вероятности будут иметь довольно долгое время характер несколько отвлеченный и стремительный, резко наклоняясь в том направлении, которое принято называть прогрессивным. Направление это представляется существенно необходимым для правильной жизни государства… Но… в государственных учреждениях это прогрессивное течение должно сдерживаться действием другого — умеряющего и упорядочивающего. Этим регулятором по отношению к Государственной думе и должен быть Государственный совет».

Крыжановский считал необходимым «поставить Государственный совет так, чтобы личный состав его помимо служебного опыта и познаний имел и общественный вес в стране, а не казался бы Государственной думе одним лишь советом чиновников, постановляющим свои заключения по указаниям высшего начальства». По мысли реформатора, верхняя палата должна состоять из, во первых, наследственных членов из числа старших представителей влиятельных аристократических родов, во вторых, пожизненных членов, назначенных монархом из числа лиц, «заявивших себя особыми трудами и познаниями в области государственного управления, общественной, научной, промышленной или торговой деятельности», в третьих, из выборных членов (1/2 общего состава палаты), которые «должны являться представителями не личных своих воззрений, а воззрений тех общественных слоев, на государственную устойчивость и политическую сознательность которых имеет в виду опереться государственная власть». Их предлагалось избирать от дворянских обществ и крупнейших землевладельцев «коренных русских губерний», торгово-промышленных организаций, столичных университетов, Синода или особого Духовного собора.

По словам Крыжановского, предлагаемый им «состав Государственного совета объединит в этом учреждении все консервативные силы страны, и притом консервативные не вследствие случайностей личных воззрений, а вследствие других, более могучих движущих причин. К ним будут относиться крупные материальные интересы, которые присущи указанным слоям населения и прочно связывающие их с интересами порядка и спокойствия… Учреждение это будет прочной общественной силой, на которую правительство всегда может опереться, и которое будет иметь обширное влияние на местах и найдет существенную поддержку образу своих мыслей и суждений в широких общественных кругах».

Эти идеи были учтены при разработке преобразования верхней палаты, но далеко не в полной мере. В частности, не был принят принцип наследственности или пожизненности полномочий членов по назначению, а также назначение их из общественных деятелей, учёных и предпринимателей. В действительности назначаемая часть Совета, занявшая в нём руководящее положение, стала назначаться на 1 год почти исключительно из сановников и генералов. В результате Государственный совет оказался именно «советом чиновников, постановляющим свои заключения по указаниям высшего начальства», а отнюдь не «прочной общественной силой».

Осенью 1905 года Крыжановский участвовал в разработке закона о создании объединённого Совета министров, а также по поручению председателя Совета и Комитета министров графа Витте разработал проект пересмотра положения о выборах в Думу. Этот проект сохранял предусмотренные системой 6 августа курии, но дополнял их средними городскими слоями, сельской интеллигенцией и промышленными рабочими.

Соответствующий проект, утверждённый (с некоторыми поправками) императорским указом 14 декабря 1905 года, оказался крайне неудачным. Он основывался на взаимоисключающих принципах голосования собственников недвижимости и политически активных неимущих слоёв и после применения на практике вызвал всеобщее недовольство. Радикальные и либерально-демократические силы считали единственно правильным всеобщее, равное и прямое голосование, будучи также несогласными с завышенным представительством землевладельцев и отсутствием реального влияния рабочих. Для правительства и консервативных кругов было неприемлемым преобладание в Думе радикально настроенных крестьян и интеллектуалов.

Осенью 1905 — весной 1906 годов Крыжановский составил правила о выборах в Государственную думу на окраинах империи, утверждённые императором без существенных поправок. В апреле 1906 года с подачи министра внутренних дел Петра Дурново Крыжановский был назначен его заместителем. А когда спустя 3 недели Дурново был заменён Петром Столыпиным, Крыжановский стал его ближайшим сотрудником.

stolipin-2

Петр Аркадьевич Столыпин

Он заведовал делами общего управления, инославных и иноверных исповеданий, статистики, медицинской, ветеринарной и строительной частей. В 1906 году Крыжановский с участием представителей старообрядцев составил Положение о старообрядческих и сектантских общинах, впервые в российской истории легализовавшее старообрядческие приходы.

В 1905 – 1911 годах Крыжановский также заведовал особым делопроизводством по выборам в Государственную думу, и, по сути, руководил выборами в I, II и III Думы. В двух последних случаях товарищ министра путём соответствующих толкований («разъяснений») закона, оказания финансовой поддержки консервативным силам, частичных отмен выборов и др. пытался без особого успеха повлиять на результаты выборов в желательном для правительства направлении.

В мае 1907 года Крыжановский по поручению Столыпина составил 3 проекта нового положения о выборах в Думу. Товарищ министра оставался сторонником выборов её членов земствами, однако Совет министров и Николай II предпочли другой проект, названный ими «бесстыжим», который давал решающее влияние на выборы крупным землевладельцам. Тем не менее, Положение о выборах 3 июня 1907 года всё равно дало решающее влияние в Думе земским деятелям, однако произвольные нормы представительства значительно подорвали авторитет и влияние Думы в целом.

В 1907 году Крыжановский (также по поручению Столыпина) составил проект разделения империи на автономные области в случае упразднения Государственной думы. Предлагалось создать в них областные земские собрания, имеющие право с утверждения императора издавать местные законы. Общегосударственное законодательство предполагалось возложить на видоизменённый Государственный совет. Однако эта идея не получила поддержки Николая II, опасавшегося распада государства.

Крыжановский придерживался принципа «служить делу, а не лицам». Он отказывался иметь дело с различными не занимающими официального положения, но влиятельными лицами (в частности, в 1916 году он отказался встретиться с Григорием Распутиным). При принятии решений сановник не считался с их последствиями для личной карьеры. Всё это со временем сильно повредило ему в глазах Николая II. В частности, Крыжановский был впервые представлен монарху в конце 1905 года графом Витте, и, по своим воспоминаниям, запомнился Николаю II как сотрудник премьера, успевшего к этому времени утратить доверие государя. Попытки Крыжановского навести порядок в деле распределения монархическим деятелям и организациям правительственных субсидий вызвали недовольство среди консерваторов, многие их которых имели связи при дворе. Не исключено, что император чувствовал некоторую беспринципность Крыжановского и его склонность к работе на вторых, а не первых ролях.

В 1908 – 1909 годах Крыжановский участвовал в разработке и обсуждении в Совете по делам местного хозяйства проектов преобразования местного управления. Они предусматривали, в частности, юридическое закрепление подчинения губернаторов министру внутренних дел (а не императору), а также введение должности назначаемого министром внутренних дел начальника уезда, что лишало уездного предводителя дворянства положения главы уездного управления.

Эти планы не были реализованы из-за решительного сопротивления поместного дворянства. Активно участвовавший в попытках проведения реформы Крыжановский, чуждый для дворянской элиты профессиональный чиновник, был окончательно скомпрометирован ею в глазах монарха. В 1908 году Николай II, известный своей вежливостью и сдержанностью, направил Столыпину крайне резкую для себя записку примерно следующего содержания: «До сведения моего дошло, что в заседании Совета по делам местного хозяйства товарищ министра Крыжановский настоял на изменении закона о губернаторах в смысле отмены обязанности их блюсти права самодержавной власти. Что это значит? Я слышу о его действиях не первый уже раз». Крыжановский подал в отставку, но Столыпин не сдал своего помощника, выполнявшего его указания. По его докладу император признал действия Крыжановского правильными и не принял его отставку, но своего мнения о сановнике не изменил.

После смертельного ранения Столыпина Крыжановский по предложению председательствующего в Совете министров Владимира Коковцова был отозван из заграничного отпуска и с 3 по 20 сентября 1911 года временно управлял МВД. При этом Николай II сразу же заявил Коковцову о невозможности назначения Крыжановского министром.

А когда этот пост занял Александр Макаров, значительно уступавший Крыжановскому по способностям, последний отказался продолжать службу по министерству и в октябре 1911 года по предложению Коковцова он был назначен государственным секретарём, т. е. начальником Государственной канцелярии. Это учреждение являлось аппаратом Государственного совета, а также ведало систематизацией («кодификацией») законодательства и составляла некоторые важные законопроекты, не входящие в компетенцию ни одного министерства. Показательно, что первым государственным секретарём России в 1810 – 1812 годах был известный реформатор М.М. Сперанский.

В качестве государственного секретаря и эксперта по польским делам Крыжановский в годы I мировой войны возглавлял совещание об управлении Польшей по окончании войны. Составленный им проект автономии этого региона в феврале 1917 года был одобрен Советом министров и представлен на утверждение императору.

В сентябре 1915 года председатель Совета министров Горемыкин выдвинул Крыжановского в министры внутренних дел и одобрил его условия (создание в столице военизированных полицейских батальонов, вывод из нее части запасных войск, временное возвращение в Петроград гвардейской кавалерии, прекращение репрессий против русских немцев, уступки полякам). По мнению государственного секретаря, «совокупности этих нехитрых мер, при условии, разумеется, оказания Думе всяческого внимания и при разумной внутренней политике, было бы достаточно, чтобы дотянуть благополучно до конца войны, не подвергаясь риску волнений в Петербурге». Однако у Николая II премьер встретил «неожиданный резкий отпор».

goremykin

Иван Логгинович Горемыкин

В ноябре 1916 года петроградский митрополит Питирим от имени императора предложил Крыжановскому пост председателя Совета министров. Государственный секретарь согласился принять его лишь при условиях лишения министров (кроме военного, морского и двора) права личного доклада императору, передачу премьеру контроля над МВД, подчинения Петрограда гражданской власти, временного отъезда из него Распутина и ссылки до конца войны его приближённых, а также повторил требования 1915 года о полиции и войсках. По словам Питирима, Николай II согласился на изменение положения министров (кроме иностранных дел) и порядок управления МВД, но счел неприемлемым вмешательство в дела военного ведомства и реорганизацию полиции.

В январе 1917 года Крыжановский был назначен членом Государственного совета (с оставлением государственным секретарём). Во время февральского восстания сановник сжёг возникшие во время государственной службы бумаги и секретный архив Столыпина (тот передал его своему заместителю перед роковой поездкой в Киев). После свержения монархии Крыжановский был отстранён от руководства Государственной канцелярией, на короткое время был арестован, а в апреле 1917 по прошению был уволен Временным правительством в отставку.

***

После октябрьского переворота бывший сановник подвергся нескольким обыскам и январе 1918 года эмигрировал в Финляндию, в июле переехал в Киев, где отказался войти в правительство гетмана Украины П.П. Скоропадского и направил записку главнокомандующему Добровольческой армией Антону Деникину о необходимости объединения всех антибольшевистских сил до эсеров включительно.

В связи с наступлением красных Крыжановский выехал в Одессу, затем в Стамбул, в 1920 году обосновался в Париже. Бывший сановник зарабатывал на жизнь юридическими консультациями и иными случайными заработками, в 1921 – 1925 годах редактировал исторический сборник «Русская летопись», а также состоял председателем правления Союза ревнителей памяти императора Николая II.

В 1926 году Крыжановский составил записку о необходимых действиях в случае свержения большевиков. Он считал необходимым сохранение гражданского равенства (в том числе для женщин) и отделения церкви от государства, а также закрепление передачи крестьянам и их общинам основной части земель. При этом было возможно вознаграждение бывших землевладельцев за счёт государства. За этим исключением предлагалось восстановить частную собственность, неприкосновенность личности и свободу предпринимательства. В отношении национальных окраин допускалась местная автономия.

Во главе государства с титулом правителя (т. е. регента) должен встать «старейший в императорском доме» вел. кн. Николай Николаевич. Он должен был осуществлять как высшую исполнительную, так и законодательную власть. Лишь спустя несколько лет, после «установления полного гражданского порядка», Крыжановский считал необходимым созыв «свободно и на понятных народу основаниях избранного» Земского собора для определения окончательной формы правления.

Бывший сановник подчёркивал: «Между «Учредительным собранием» и «Земским собором», в котором многие склонны видеть лишь архаическое выражение того же понятия, лежит глубокое различие. Первое может быть понимаемо как установление, призванное творить в отвлечении, вне исторической почвы, тогда как второй именно и предполагает за собой историческую почву, являясь установлением, известным нашему прошлому, выполнявшим однажды, в совершенно однородных условиях, ту же, по существу, задачу, к решению коей он должен быть снова призван».

Большое внимание в записке уделялось усилению местной администрации и полиции. В частности, предлагалось создать в её составе «броневые и пулеметные» отряды для подавления городских и военных восстаний.

В 1929 году бывший государственный секретарь открыл чайный салон, в котором работал формально управляющим, а фактически – поваром и посудомоем. В 1931 году салон разорился. В ночь на 12 января 1935 года в Париже Крыжановский в возрасте 72 лет скончался.

Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института Российской истории РАН.

Похожие материалы

К 1988 году манихейское противопоставление мрачного Аримана Кузьмича и светлого Ормузда Сергеевича...

Кто такой Лигачев с классовой точки зрения? Чиновник. Судя по биографии - честный и дельный, то...

Я бы не поехал. Вместе с тем, не считаю правильным со стороны государства запрещать спортсменам...