Интервью

Все убеждены, что ничего не произойдет. Что будут по-прежнему топтаться на фронте. Так думают самые разные люди. Воротынцев приезжает в Петроград в надежде что-то понять. И не видит каких бы то ни было готовых к действию сил. Вроде бы есть заговор Гучкова, чающего упредить революцию дворцовым переворотом. Не...

Похоже, в Москве многие так и не поняли, что война в Донбассе – это не региональный конфликт, это война и за Россию тоже, за ее будущее, за ее границы и спокойствие на этих границах. История Донецкой республики 1918 года – это история не только региона, это история борьбы идей обустройства Российского государства

Авторитарность вырастает из двух пороков нашего общества – люди не способны договариваться, и люди не способны держать границы своей компетенции. Чаще всего люди сами не готовы к предлагаемым объемам полномочий и сами отказываются от них. Несвободу мы устанавливаем сами

Шпенглер – и в этом его достижение – показал, что представители интеллектуального класса - это особый тип людей, который не получится понять через классовый анализ, не достигая глубинной антропологии

Работники музеев хранили наше наследие в самые трагические периоды истории. Кто-то из них – так случилось – работал при немцах. Можно обвинять их в том, что они пошли на сотрудничество. А можно воспринимать это как невероятной мудрости поступок – обманывать, лицемерить, но находить невероятные пути для спасения...

Генон с 1909 по 1930 годы являлся неотъемлемой частью французской ультраправой среды. Он говорил, что лучше всегда поддерживать более консервативные силы, чем более прогрессивные, хотя бы потому, что даже если удастся сохранить обломки Традиции, утратив понимание их смысла, рано или поздно Дух может прийти и вновь...

На основе генонизма и даже эволаизма невозможно создать единую альтерглобалистскую идеологию справа, так называемый “правый” или “консервативный” интернационал

Для большинства людей слово Традиция превратилось в синоним совокупности правил поведения и обычаев прошлого, в то время как Традиция была и остается метафизической реальностью, превосходящей время

В России революция случилась, когда на фронте дела шли не так уж плохо, а, вполне вероятно, вообще за несколько месяцев до победы. В Германии же революция произошла, когда военное поражение стало очевидным

За полвека, прошедшие после Январского восстания, польские консерваторы выработали альтернативную концепцию: занять такое место в России или Австро-Венгрии, какое занимают прибалтийские немцы, стать людьми власти