Выбор редакции

Для Вадима Леонидовича симбиоз Александра III и Виктории есть попытка скрестить ежа с ужом, ибо при Виктории Англия, при наличии массы революционных предпосылок, сумела бескровно перейти к государству современного типа с массовым обществом, при Александре III, напротив, были заложены бомбы замедленного действия для...

Республика в России может возникнуть только в результате реставрации, точнее, некоего подобия реставрации, восстановления традиционной монархической легитимности. Восстановится при этом монархия или нет, уже неважно. Важно, что возникнет сознание того обстоятельства, что власть традиции важнее, чем право силы

Отцы-основатели уже не пользуются у американцев прежним авторитетом; другие авторитеты вошли в силу. За последние полвека страну будто подменили: блудный ветер принёс из Европы миазмы перманентной революции, только на сей раз уже не политической, а культурной. Произошёл разрыв с прошлым, эталон которого явила миру...

Если бы Русская революция не стала Великим октябрьским социалистическим фальстартом, то на её знамёнах вместо французского слогана были бы, наверное, написаны слова «Честь, Труд и Правда»

Всякая наука есть магия. Магия, как и медицина, создана Творцом и потому изначально была совершенна, но утратила своё совершенство из-за человеческого извращения её первоначальных и истиных смыслов. Магию следует реабилитировать, очистить от ложных трактовок и людских добавок и сделать ещё более «чистой», такой, как...

Движение «младоконсерваторов» являлось куда более бёркианским, нежели «новым правым» в континентально-европейском смысле, а памфлет «Контрреформация» может показаться небесталанным переложением ключевых бёркианских идей

Напомню знаменитую формулу Бёрка – государство, которое не имеет средств к изменению, не имеет средств к сохранению

Консервативная партия издавна лишена идеологического измерения. Что они взяли от Эдмунда Берка - так это ненависть к революции и преданность тому, что он называл «маленькими батальонами», - небольшим институтам локального уровня, таким как местные советы или добровольные организации

США и их союзники продемонстрировали стойкую неспособность к ограничению эскалации тем, что называется «разумными пределами». Борьба с Россией носит характер навязчивой идеи, в рамках которой становятся невозможны не только «диалог», но и равноценные «размены» позиций

Майкла Гоува нельзя упрекать в том, что он ударил Бориса в спину, если уж использовать эту метафору, то можно сказать, что он ударил его прямо в лицо. Он не прятался, он заявил публично и открыто о том, что он не может его больше поддерживать