Блоги

На что надеялся Александр Кривошеин, которого все считали политическим реалистом? Думал ли он о победе белых сил? История не знает сослагательного наклонения, а потому сложно определить, насколько верны были опасения Кривошеина, равно как и его оппонентов, пугавших появлением новых дубровских.

Националисты не желают о народах ничего знать, ибо они надеются, что Россия может просуществовать без интересов за ареалом проживания русских. Им понятие экспансии – ругательство, ибо требует усилий, да еще усилий моральных. Они не понимают, что мы, собственно, даже не народам другим должны, мы должны Богу, Который...

Власть не в состоянии изменить внутреннюю мотивацию людей. Только мы сами можем осуществить это. Попытки всё переложить на власть – свидетельство беспомощности и отсутствия мужества. Переориентация России с экспорта ресурсов на современные производства – общая цель, которая должна привести к общему благу

Если этнические националисты предлагают решать глобальные геополитические вопросы в отношениях с другими странами в зависимости от поведения отдельных представителей их национальных диаспор внутри России, то это просто отказ от политики как таковой и низведение всех проблем на уровень примитивных “дворовых” разборок.

Никакая пандемия не закончится уже никогда, если не будет создан абсолютно независимый и по-настоящему неуязвимый для конфликтов чьих бы то ни было интересов международный организм, способный реально контролировать все будущие затеи новых чародеев со старыми замашками?

Нужна жесткая политика учета взаимных интересов и паритета. Во-первых, мораторий на переименования. Во-вторых, отказ от протестов по поводу появления новых памятников со стороны оппонентов. Это будет, безусловно, не примирение, но первый, пусть и не большой шаг к нему.

Русские, становясь эгоистами, вы губите себя, вы совершаете национальное самоубийство, ибо русские всегда были православным народом, стремящимся и на международной арене поступать по заповедям о любви к ближним. Будьте, будьте снисходительны!

Нельзя судить людей одной эпохи с позиций совсем другой, из нового времени. Советский зритель, смеявшийся над дефицитом свежей рыбы, сейчас кажется простодушным и в чем-то наивным. Нынешний, особенно в партере, не расслабляется даже в театре.

В политическом разнообразии и была сила белых. Ведь они объединяли самые разнообразные слои общества и политические течения, стремившиеся сохранить национальную идентичность.

Абсурд неумолим и бесконечен. Ни одно даже самое воспалённое воображение не в состоянии предугадать, какой разворот предпримут дальнейшие деяния наших спасителей и благодетелей в мире добровольного абсурда.