«Япония: консервативный поворот» / Рук. проекта Э. В. Молодякова. – М., АИРО-XXI. 2015 – 280 с.

За прошедший год  «волна консерватизма» практически захлестнула ведущие мировые державы. В Соединенных Штатах к предстоящим в ноябре 2016 года выборам набирают силу такие люди, как Дональд Трамп, славящийся даже радикально правыми взглядами; во Франции достигает определенных успехов партия Марин ле Пен; в мае 2015 года беспрецедентную победу на всеобщих выборах одержали британские консерваторы.

В этом смысле не отстает от Запада и Восток, в частности, Япония, где правящая Либерально-демократическая партия и премьер-министр Синдзо Абэ уверенно преуспевают в деле продвижения консервативных ценностей.

Но, разумеется, японский консерватизм, как и все японское в принципе, имеет свои оттенки и уникальные штрихи, которые и рассмотрены, и показаны в монографии «Япония: консервативный поворот», подготовленной группой ведущих российских японоведов под руководством заместителя директора Института востоковедения РАН, доктора исторических наук Эльгины Васильевны Молодяковой.

У японского консерватизма, как и у любого явления, существуют свои корни. Неслучайно монографию открывает глава «Лики японского консерватизма: прошлое и настоящее», написанная доктором политических наук Василием Молодяковым (с 49). В ней автор рассматривает не только истоки и происхождение консерватизма в привычном нам понимании в Японии, но и дает читателям представление о его разрозненности, о различных консервативных течениях и направлениях в японских властных кругах, истеблишменте и обществе.

Молодяков показывает грани японского консерватизма, от «романтики национальной ностальгии» до «радикального национализма», явления, оставшегося в истории и ныне нераспространенного. Автором подробно рассмотрены зарождение и эволюция «либерального консерватизма» Японии эпохи Мэйдзи, что немаловажно для понимания современного положения консерваторов — недаром главная консервативная партия этой страны называется Либерально-демократической.

Молодяков выявляет так называемые «внутренние фракции» ЛДП, т.е. внутрипартийные группировки, которые в той или иной степени влияют на сегодняшнюю политику кабинета и премьер-министра Абэ.

«Историческую справку» продолжает руководитель проекта Э.В. Молодякова в главе «Путь к тотальной победе японских консерваторов» (с. 66), где показывает историю формирования ЛДП в послевоенный период. Наряду с этим рассмотрены процессы формирования оппозиции ЛДП, сначала социалистических, затем демократических сил, партий и коалиций.

Особое внимание автор уделяет другим политическим партиям современного правоконсервативного толка, в частности, Партии возрождения Японии (сначала Исин-но Кай, после – Исин-но То) и одному из ее лидеров – Хасимото Тору, политику «нового поколения», кардинально отличающемуся от традиционного образа японского политического и государственного деятеля.

Подобное внимание оправдано и даже необходимо для понимания процессов, протекающих в стане японских консерваторов, тем более что по «правым» и даже в некоторой степени «националистическим» вопросам Синдзо Абэ находил и находит себе союзника именно в лице Хасимото. В частности, в наболевшем для японского общества вопросе пересмотра Конституции и знаменитой 9-ой статьи.

Справедливо приписывая успехи ЛДП на выборах в 2014 году личности самого Абэ (с. 83), Молодякова дает представление о том, какой премьер-министр теперь находится у «руля» Японии. Личность Синдзо Абэ, внука «военного преступника» и экс-премьера Киси Нобусукэ, действительно, заслуживает детального рассмотрения, потому что на данном этапе фактически именно Абэ является лицом японского консерватизма, если не сказать национализма, которым западные СМИ любят пугать своих читателей.

Личности премьера Абэ посвящена и последняя, одиннадцатая, глава монографии «Размышления Синдзо Абэ о красивой и обновленной Японии» (с. 258), в которой кандидат филологических наук М.П. Герасимова представляет некую внутреннюю идеологию премьер-министра, в частности, отраженную в его книге «На пути к красивой стране».

В самом деле, на первый взгляд кажется, что национализм и даже «японский милитаризм» вновь набирают обороты в стране восходящего солнца, причем не без явной помощи премьера Абэ. Чего стоят его (и членов его кабинета) визиты в святилище Ясукуни, которые регулярно вызывают гнев соседей Японии по региону (в частности, Китая и Южной Кореи) и истерию западных изданий.

Тем не менее, подобное рассмотрение проблемы зачастую носит поверхностный и в определенной степени пропагандистский характер. Молодякова же дает читателю глубокое и тщательное понимание этих проблем и процессов.

Большой интерес вызывает обстоятельная глава об экономической политике японского правительства во второй половине XX-го — начале XXI-го века, написанная доктором экономических наук И.Л. Тимониной. Автор дает целостное представление о развитии японской инфраструктурной сферы, что позволяет лучше понять знаменитую «абэномику» — экономическую доктрину премьер-министра Абэ, на которую ЛДП делает основную ставку своей политической программы.

Детальный анализ аграрной сферы, данный доктором экономических наук С.Б. Маркарьян, интересен показом того, какие изменения претерпевает современная японская деревня, исторически находившаяся в статусе «внутренней колонии». Хотя оптимистичных прогнозов о развитии аграрного сектора, несмотря на планируемые кабинетом реформы, автор не дает.

Освещены в монографии и проблемы образования, а также наболевший вопрос об учебниках истории (с. 171). Доктор экономических наук И.П. Лебедева представляет информативный анализ социально-образовательной сферы, что особенно актуально, ведь проблема осознания своего исторического прошлого вообще является одной из ключевых в текущей повестке дня японского общества, поскольку она неразрывно связана с вопросами национального самосознания и патриотизма. Кабинет и лично премьер-министр Абэ, как уже было сказано, часто упрекают в «националистском уклоне».

Тем не менее, образовательные реформы нынешнего руководства Японии уклон имеют скорее именно консервативный, нежели националистский.

Однако соседи страны восходящего солнца, объединенные с ней общей и достаточно трагичной историей (речь в первую очередь о колониальном господстве Японии), не всегда интерпретируют намерения и действия японского правительства в подобном ключе, видя для себя некую угрозу. Особенно это касается Китая и Южной Кореи, отношениям Японии с которыми посвящены седьмая и восьмая главы монографии, написанные кандидатом исторических наук В.А. Гринюком и доктором исторических наук Е.Л. Катасоновой соответственно.

Непростые дипломатические отношения между этими странами, осложненные многими региональными, территориальными и историческими проблемами, рассмотрены весьма подробно, как и перспективы их стабилизации, на что позволяет надеяться внешняя политика Синдзо Абэ, который в конце минувшего года многое предпринял для урегулирования этой ситуации. В частности, в ноябре были достигнуты договоренности между Токио, Пекином и Сеулом по возобновлению практики трехсторонних саммитов 1, которые были на некоторое время прекращены, но в будущем году вновь будут проводиться, что поможет сотрудничеству партнеров по региону.

Проблемным вопросом для дипломатии Японии является и вопрос о национальной безопасности страны, происходящий все из той же 9-ой статьи и желание премьера Абэ ее пересмотра. Курс правительства Японии на изменения в этой сфере детально рассматривает кандидат исторических наук О.А. Добринская в десятой главе монографии.

Коллективная монография «Япония: консервативный поворот» прекрасно выполнена с профессиональной точки зрения. Она полезна любому, кто всерьез интересуется не только самой Японией, но и актуальными проблемами современной политики, экономики и идеологии в целом, их истоками и предпосылками. Равно полезна данная монография и тем, кто занимается изучением консерватизма, т.к. «японский акцент» этого течения мысли, безусловно, интересен и уникален.

Notes:

  1. The Japanese Times. 02.01.2016

Историк, публицист

Похожие материалы

Не менее трогательную заботу составители доклада ООН проявляют в отношении организации под...

В создании «умной экономики» первостепенная роль отводится университетам. Иначе говоря, университет...

Нельзя отказать людям, которым это всё нравится, в праве удовлетворять свои специфические...