В среду Третий комитет Генеральной Ассамблеи ООН по социальным, гуманитарным и культурным вопросам большинством голосов принял проект резолюции Украины о ситуации в области прав человека в Крыму. Фактически это означает, что по коридорам ООН успешно продвигается одобрение текста Тематического доклада, подготовленного под эгидой Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека со специфичным названием «Ситуация в области прав человека на временно оккупированных Автономной Республике Крым и городе Севастополе (Украина)».

Собственно, после прочтения названия доклада для того, чтобы узнать о его выводах, в текст можно не заглядывать, да и то, какие настроения превалируют в ООН — тоже не новость. Казалось бы, можно было пропустить мимо ушей такую промежуточную фазу  движения доклада в Генеральную Ассамблею как какая-то резолюция какого-то Третьего комитета. Но, похоже, наши украинские не-братья намерены выжать из этого документа максимум информационных дивидендов. Ну а мы, по своему обыкновению, ведёмся на их вбросы, действуем реактивно. Впрочем, и из такого способа действия можно извлечь выгоду для себя. По крайней мере, попробуем. А для этого — бегло проанализируем текст Тематического доклада.

 

***

 

Собственно, весь пафос доклада базируется на признании Крыма территорией, оккупированной Российской Федерацией. Убери этот тезис — и вся конструкция, выстроенная составителями документа, посыплется, как горка предметов личной гигиены в фильме «Операция «Ы» и другие приключения Шурика». Отсюда — постоянные, даже навязчивые ссылки в тексте доклада на Резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН о территориальной целостности Украины № 68/262. Напомню, именно в этом документе события весны 2014 года в Крыму характеризуются как «оккупация». 27 марта 2014 года за Резолюцию № 68/262 проголосовали представители 100 государств — членов ООН, 11 — проголосовали против и 58 — воздержались. Запомним эти цифры, их будет с чем сравнить.

Итак, если вы признаёте факт «оккупации» Крыма — автоматически такие вещи как массовое принятие крымчан в российское гражданство, введение в республике российского законодательства, перерегистрация предприятий и общественных организаций, переход на российскую систему здравоохранения, образования, социальной защиты и т.д. и т.п. — можно, при желании, трактовать как нарушение прав человека. А желания — хоть отбавляй. Оно-то и позволило сформулировать львиную долю претензий к Российской Федерации, содержащихся в Тематическом докладе. Отсюда, кстати, логически вытекает вывод, к которому составители документа прозрачно подталкивают российскую сторону: прекратите «оккупацию» и с правами человека в Крыму всё автоматически станет супер. Что говорить, глубокое проникновение в крымскую проблематику!

Впрочем, ждать чего-то другого от Управления Верховного комиссара ООН по правам человека не приходилось. И вот почему. Согласно тексту подготовленного в недрах этого ведомства доклада, «Органы власти Российской Федерации не предоставили Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине (ММПЛУ) доступа в Крым […]. Поэтому ее мониторинговая деятельность осуществляется с материковой части Украины».

Начнём с последнего предложения. В переводе с ООНовского на нормальный язык оно означает, что составители доклада пишут в нем о том, чего они не видели, в чем они лично не удостоверились, т.е. — с чужих слов. Указание на то, что причина этого — в поведении Российской Федерации, нисколько не удивляет. Скорее, несколько обескураживает отсутствие указания на то, что в Крым миссию ООН не пускает лично В.В. Путин

На самом же деле, всё упирается во всё тот же статус Крыма, по-разному определяемый чиновниками ООН и российскими властями. Первые хотят въехать на территорию полуострова как на входящую в состав государства Украина. Для вторых Крым — территория российская, а посему миссия ООН может быть на нее допущена при наличии соответствующего мандата.

Можно было найти в этом вопросе компромисс? Да сколько угодно! Заезжают же в Крым делегации из стран Евросоюза, граждане других государств, примкнувших к санкциям против полуострова. Находят возможности. И здесь вполне могла быть найдена взаимоприемлемая формула присутствия в Крыму миссии ООН. Если бы ООНовские чиновники были настроены на ее нахождение. Но, похоже, им проще было мониторить как раз «с материковой части Украины». Так проще выйти на заведомо заданный результат, от его достижения не отвлекает объективная реальность, данная в собственных ощущениях, а не собранная по принципу «одна бабка сказала».

Тем не менее, даже если избегать встречи с реальностью, хорошо бы было избегать явных фактологических ошибок, которыми составители доклада нередко грешат. Вот — несколько вопиющих неточностей, наверное, простительных для какого-нибудь полуграмотного журналиста, но совершенно недопустимых, когда речь идёт об официальном документе универсальной международной организации.

В п.5 Резюме документа говорится: «Верховный Совет Автономной Республики Крым распустил Совет Министров Автономной Республики Крым, который незадолго до этого признал новое переходное правительство Украины, а также привел к власти пророссийские структуры. 11 марта 2014 г. парламенты Крыма и Севастополя приняли совместную Декларацию  о независимости, в которой провозглашалось, что Крым и Севастополь объединяются в независимое государство – «Крымскую республику». По сути — почти всё верно, но все названия, как специально, перевраны. Впрочем, иногда перевирается и суть. Скажем, никто крымского правительство никакими «пророссийскими структурами» не заменял. Просто произошла отставка одного главы Совета министров (именно такое написание правильное, а не то, что используется в документе ООН) и назначение другого. Сделано это было в строгом соответствии с Конституцией Автономной Республики Крым, утверждённой Законом Украины. Далее, независимое государство, провозглашённое 11 марта и просуществовавшее до 18 марта 2014 г., называлось Республика Крым, а никакая не «Крымская республика».

Далее. Во Введении (п.23) говорится: «27 февраля Парламент Крыма в присутствии вооружённых лиц отправил в отставку тогдашнее правительство и избрал Сергея Аксёнова Главой Крыма». Мне довелось в тот день присутствовать в сессионном зале крымского парламента, а также в зале заседаний Президиума, в котором проходили депутатские совещания. Ни там, ни там никаких вооружённых лиц не присутствовало. Они туда даже не заглядывали. Составители доклада просто тиражируют один из расхожих мифов, сочинённых понятно кем и понятно для чего. Ну и опять — непростительная неточность: Главой Республики Крым Сергей Аксёнов был избран парламентом 9 октября 2014 года.

И таких погрешностей в тексте доклада не так уж мало.

Казалось бы, зачем ловить всех этих «блох»? Исключительно — для иллюстрации уровня компетентности и серьезности, с которыми готовился данный доклад. По поводу серьезности, полагаю, что и относиться к его содержанию следует соответственно.

Нужно быть уж очень настроенным на антикрымский лад, чтобы всерьез отнестись к стенаниям о нарушении прав наркозависимых, активистов организации Хизб ут-Тахрир, заключённых и прочих подобных категорий, несомненно, правами обладающих, но исключительно — в рамках действующего законодательства.

Не менее трогательную заботу составители доклада проявляют в отношении организации под названием «Меджлис крымско-татарского народа», которая, правда, в документе упорно называется просто «Меджлис». Только несколько анекдотично смотрятся призывы легитимизировать эту запрещённую в Российской Федерации организацию, поскольку в течение 23 лет пребывания Крыма в составе независимой Украины, украинские власти так и не удосужились наделить ее каким-либо легальным статусом. Получается, доклад призывает Российскую Федерацию скорректировать украинское законодательство, то есть сделать ровно то, за что ее осуждает.

Чуть более серьезны, но не менее далеки от истины, обвинения в свертывании системы образования на крымско-татарском и украинском языках. Откуда у ММПЛУ данные о количестве учащихся, получающих образование на этих языках? Точно — не от Министерства образования Крыма. Хотя запросить их можно было бы и «с материковой части Украины». Но — зачем? Ведь тогда бы в руках составителей доклада появились материалы, свидетельствующие о том, что образование на крымско-татарском языке сохранено и даже развивается по нарастающей, и объясняющие, почему крымчане массово отказываются от получения образования на украинском. Подчеркну — отказываются добровольно в соответствии со своими правами.

Наконец, не могу не остановиться на некоторых вопиющих, поражающих своим цинизмом положениях доклада. Они сконцентрированы в Разделе Е доклада, который называется «Доступ к водообеспечению и других основных услуг». Речь здесь идёт об отключении Крыма от водных и энергоресурсов, поступавших на полуостров с территории Украины. Стыдливо умалчивается о том, кто в действительности является организатором и вдохновителем этих актов государственного терроризма. Бандиты, взрывавшие опоры линий электропередач и не очень-то скрывавшие свое участие в этих терактах, названы «некими лицами». Украине слегка пеняют за все эти действия. Но никаких требований возобновить систему жизнеобеспечения региона, в котором проживает 2,5 млн. человек, никаких призывов восстановить законность и прекратить разгул антикрымского террора доклад не содержит. Зато в нем указывается: «Согласно международному гуманитарному праву, Российская Федерация как оккупационное государство обязана с помощью всех наличных у нее средств обеспечить сохранение достаточных стандартов гигиены и гражданской охраны здоровья, а также обеспечение населения продовольствием и предоставления ему медицинской помощи».

Ну, спасибо, что подсказали. Иначе бы Россия не знала, что ей следует делать. Правда, как по мне, обеспечить это всеми средствами означает, в том числе, полную зачистку ближних и дальних подступов к Крыму от меджлисовских рэкетиров, международных террористов и прочих асоциальных элементов. Правда, могу представить, как бы взвыли все эти поборники международного гуманитарного права, если бы оно обеспечивалось такими методами…

 

***

 

Вот такой документ был на днях одобрен Третьим комитетом Генеральной Ассамблеи ООН. Как любят говорить в соцсетях, это всё, что вам следует знать об Организации Объединенных Наций. Правда, не всё так запущено. Все-таки представители 25 стран проголосовали против этого документа. Напомню, что против антикрымской Резолюции № 68/262 Генеральной Ассамблеи выступило всего 11 государств. Да и число воздержавшихся теперь оказалось почти в полтора раза больше: 77 — 15 ноября 2017 года против 58 — 27 марта 2014 года.

…Хочется верить, что здравый смысл не покинул ООН окончательно, а только вышел погулять и теперь возвращается. Собственно, если не так, то организация эта обречена. Но — будем надеяться на лучшее.

Кандидат исторических наук, доцент Таврической академии Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского

Похожие материалы

В судьбе современного российского историка деньги играют более значительную роль, чем он сам готов...

К 1988 году манихейское противопоставление мрачного Аримана Кузьмича и светлого Ормузда Сергеевича...

Кто такой Лигачев с классовой точки зрения? Чиновник. Судя по биографии - честный и дельный, то...