История с «покаянным письмом» главного украинского раскольника Михаила Денисенко взбудоражила самые разные слои общества и породила бурю эмоций, которые в концентрированном виде сразу выплеснулись в социальных сетях.

Реакции условно можно разделить на несколько категорий

1. Умиление и даже восторг по поводу того, что бывший экзарх Украины на старости лет, чувствуя окончание земного пути, прозрел и таки сделал трудный для себя выбор в пользу покаяния, очищения и исправления. 

Читать подобные посты и трогательно, и грустно.

Трогательно, потому что их пишут люди, в большинстве своем, искренние и доверчивые, православные. Это прихожане и «захожане», верующие, воцерковленные и не слишком. И даже священники. Многие из них радостно восприняли новость как надежду на уврачевание многолетнего раскола и окончание религиозной войны против канонической Украинской Православной Церкви Московского патриархата.  Войны, в которой «Филарет» (после предания Денисенко анафеме он не имеет права носить прежнее святое имя) играет роль главного агрессора и подстрекателя, являясь одновременно исполнителем планов прозападного руководства по искорению не только Православия, но и всего русского на Украине.

А грустно, ибо понимаешь, что доверчивость, конечно, дело хорошее, но лишь между искренними людьми своего круга, а никак не по отношению к врагам Церкви, виртуозам по части интриг, предательств и провокаций.

2. Проклятия и запредельное хамство по адресу «москальских попов», якобы посмевших приписать невинному «Филарету» покаянную цидулку,  с одного края украинской пропасти, а с другой — ехидное злорадство по поводу того, как доверчиво эти самые попы купились на «патриарший» «развод».

Ураганный разброс эмоций захлестнул  «национал-сознательных» пользователей украинского сегмента. Однако особого внимания им уделять, на мой взгляд, не нужно. Хоть бы ради сохранения собственных нервных клеток и нежелания заполнять мозг запредельным бредом, давно ставшим для упомянутого сегмента коллективной визитной карточкой.

3. И, наконец, скепсис и абсолютное недоверие к посланию бывшего митрополита, стремление трезво разобраться в ситуации и спрогнозировать ее дальнейшее развитие. Попытка определить, каким образом это скажется на взаимоотношениях не только конфессий и групп верующих на Украине, но и в глобальных межцерковных отношениях, а также на взаимоотношениях России и Украины. 

Забегая вперед, подчеркнем, что безусловно правыми оказались сторонники третьей точки зрения. Не поверившие ни единой букве из денисенкиного «покаяния» и усмотревшие в нем лишь новый провокационный толчок для усиления религиозной и гражданской вражды.

 

Однако вначале следует немного рассказать о главном фигуранте этого скандала.

Михаил Антонович Денисенко родился в 1929 году в Донецкой области. (В том самом Донбассе, жителей которого спустя семьдесят лет он будет обвинять в сепаратизме и одобрять их убийство, оправдывая действия украинских военных. Впрочем, предательство земляков – лишь одно из звеньев длинной цепи не только словесных, но и воплощенных во многие дела измен.)

Окончив в 1946 году среднюю школу, Михаил поступил в третий класс Одесской духовной семинарии. По ее окончании в 1948 году — в Московскую духовную академию. Там принял монашеский постриг под именем Филарет и вскоре стал иеромонахом.

В июле 1958 года получил сан архимандрита и должность ректора Киевской духовной семинарии.

В 1960 году Филарет становится управляющим делами Украинского Экзархата.

И именно тогда, во исполнение политики Никиты Хрущева, закрывается Киево-Печерская Лавра, изгоняются иноки. Один из них, схиигумен Валентин, предрек Денисенко за его нечестие иудину смерть. И знаменитая киевская монахиня Алипия также прокляла гонителя, взывая к небесам.

Михаил Антонович с большим рвением исполнял приказы безбожной власти и КГБ, сотрудничество с которым стало достоянием гласности после распада СССР. В «конторе» Денисенко проходил под псевдонимом «Антонов». Кстати, много лет спустя он сам признал сей факт —  в интервью изданию Weekly.ua. и на своем чествовании во Дворце «Украина» в Киеве.

Точно так же подтвердились слухи и о нарушении им монашеских обетов, его тайной жене и многих других деяниях, недостойных священнослужителя и монаха.

Посему нет ничего удивительного в том, что он гордился выполнением поручений «вышестоящих органов» и, как вспоминали священники из его окружения, хвалился закрытием более 50 (!) православных храмов.

Это лишь некоторые из многочисленных подтверждений горькой правды, что тогдашний первоиерарх украинской Церкви (он стал архиепископом Киевским и Галицким, экзархом Украины и постоянным членом Священного Синода еще в 1966 году) служил КПСС и КГБ куда более рьяно, чем Господу, и готов был идти на любые компромиссы со своей совестью пастыря.

Особо стоит отметить, что митрополит Филарет (Денисенко) прославился на своем поприще еще и как ярый противник всех и всяческих расколов (автокефалии, унии и проч.) и … украинского национализма.

Таковым он был до самого августовского путча 1991 года, видимо, рассчитывая, что его усердие родная КПСС оценит по заслугам. И после смерти патриарха Пимена в 1990 году поможет ему, Филарету, стать ни больше, ни меньше, как патриархом всея Руси.

Однако коммунистическая власть уже не имела ни сил, ни желания вмешиваться в дела Церкви. И в результате тайного голосования 7 июня 1990 года на Поместном Соборе в Даниловом монастыре Филарет получил всего 66 голосов, митрополит Владимир (Сабодан) – 107, а ставший Патриархом митрополит Алексий – 139.

С падением коммунизма Филарет начал войну против канонической УПЦ, видимо,  в отместку за свое неизбрание.  Начало постсоветского периода отмечено его активной борьбой за первенство в раскольнических организациях, получивших карт-бланш в независимой Украине. Это «Украинская автокефальная православная церковь» (УАПЦ) и созданный при ее участии «Киевский патриархат» (КП УПЦ). После весьма таинственной смерти первого в киевском Ботаническом саду «киевского патриарха» Владимира Романюка Михаил Денисенко, с 20 октября 1995 года,  занял его место.

Для Денисенко – друга первого президента Украины Леонида Кравчука — появилась перспектива прибрать к рукам церковную собственность, а также манипулировать сознанием миллионов верующих, на пользу власти и себе лично.

Все это привело к тому, что в итоге антицерковной деятельности он был извержен из сана и отлучен от Святой Православной Апостольской Церкви, то есть предан анафеме.

Что касается его «Киевского патриархата», сегодня эта организация является одним из самых агрессивных конфессиональных подразделений Петра Порошенко.

Притом что денисенковская «церковь» за все годы независимости не отметилась ни одним заметным поступком, направленным на улучшение нравственного, образовательного, культурного состояния общества — «филаретовцы» сделались боевым авангардом власти в религиозной войне против канонической УПЦ.

Лжепророки в овечьих шкурах, Денисенко и «КП», «благословляют» радикалов – нацистов, науськивают люмпенов на церковное рейдерство (с 2014 года в Украине захвачено более 60 православных храмов), на избиения и даже убийства священников и прихожан, на грабежи и кощунство. Они в унисон с властями не устают твердить, что УПЦ – это агенты Кремля и шпионы России.

То и дело звучат угрозы захвата величайших православных святынь – Киевской и Почаевской Лавр, требования запретить святую Церковь. Все это происходит на фоне широко пропагандируемой властью и подконтрольными СМИ кампании по созданию так называемой «Единой поместной церкви» (получившей в народе название «ЕПОЦ»).

ЕПОЦ является давним устремлением украинского президента. Петр Порошенко не устает проталкивать свой идефикс на всех государственных и межгосударственных уровнях, пытаясь добиться признания раскольников у предстоятелей зарубежных православных церквей, в частности – у патриарха Константинопольского Варфоломея. И хотя Вселенский патриарх пока не решается пойти на шаг, категорически запрещенный постановлениями Вселенских соборов и Апостольских установлений, Порошенко продолжает разжигать религиозную ненависть с целью полного запрета УПЦ.

В этой ситуации и возникло неожиданное «покаянное письмо» Денисенко к Святейшему патриарху Кириллу, обнародованное на Архиерейском Соборе РПЦ. (Отметим, что Собор подтвердил документально, с внесением в Устав, полную самостоятельность УПЦ, сняв, таким образом, все обвинения в её подчиненности Москве).

В сообщении Церкви указывалось, что в письме содержится просьба о восстановлении евхаристического и молитвенного общения с христианами, состоящими в украинском церковном расколе, и об отмене «всех решений, в том числе о прещениях и отлучениях… ради достижения Богом заповеданного мира между единоверными православными христианами и примирения между народами».

Письмо завершалось словами: «Прошу прощения во всем, чем согрешил словом, делом и всеми моими чувствами, и так же от сердца искренне прощаю всем».

«Собор с удовлетворением воспринимает обращение как шаг к преодолению раскола и восстановлению церковного общения со стороны тех, кто некогда отпал от единства с канонической Украинской Православной Церковью», — сказано в сообщении РПЦ.

Для изучения вопроса Собор учредил специальную комиссию в составе авторитетных архиереев и священников. Однако… практически сразу, 29 ноября, пресс-секретарь УПЦ КП, «архиепископ» Василий Зоря «опроверг» вышеприведенное сообщение, заявив агентству «Интерфакс-Украина»,  что  «Глава Украинской православной церкви Киевского патриархата Филарет никогда не обращался к Русской православной церкви с просьбой о помиловании».

«Распространяется провокационная информация, которая не соответствует действительности. Патриарх Филарет никогда не направлял и не будет направлять в адрес Русской православной церкви, патриарха Кирилла или кого-либо другого просьбу о помиловании… Никогда патриарх Филарет никаких писем, заявлений или обращений подобного содержания не направлял, не направляет и направлять не будет», — подчеркнул Зоря.

Впрочем, не прошло и двух часов, как Зоря признал факт наличия письма и привел его полный текст, снабдив своими комментариями. Полностью извратив ситуацию, «архиепископ» заявил, что «письмо написано по просьбе самого Московского патриархата», а также что оно имело цель «сберечь лицо адресата (Святейшего патриарха Кирилла, очевидно. – И.К.), которое тот, к сожалению, не сберег».

После чего, 2 декабря, состоялась и пресс-конференция самого «Филарета», на которой тот был практически полностью солидарен со своим пресс-секретарем.

Вывод из этого можно сделать следующий: «покаяние» Денисенко полностью соответствует стилю его прожитой жизни, прежних словес и деяний. И даже «покаяние» его обернулось интригой и провокацией. Очень правильно, что письмо было зачитано на Соборе, и суть вскрылась сразу. Можно представить, сколько провокационных комбинаций в будущем могли бы сплести украинские манипуляторы против Церкви, не предай патриарх его огласке.

Каких только оценок и сравнений не приводили пользователи соцсетей по поводу «филаретовской» души, якобы возжелавшей очищения и исправления. Лично меня заинтересовало сравнение 88-летнего экс-митрополита с Львом Толстым. Который, будучи отлученным от Церкви за самоизмышленную ересь, захотел покаяться — и именно за этим отправился в свой последний путь из Ясной Поляны.

Данное обстоятельство, впрочем, не помешало «думающей  гильотине» (выражение Василия Шульгина), Владимиру Ленину, представить Льва Николаевича как «зеркало русской революции». Впрочем, очевидно, Толстой таковым и являлся.

Михаил Антонович Денисенко тоже является зеркалом революции – украинской антихристианской. И не одной, поскольку «благословил» оба майдана. И «думающий шоколад» Петр Порошенко вовсю пользует его в таком качестве.

Хотя бывший экзарх вряд ли самолично написал что-либо, кроме отчетов в КГБ да еще упомянутого письма, по разрушительной силе своего богоборчества он вполне сопоставим с автором литературных шедевров. Однако на этом сравнение я бы прекратил. Лев Николаевич, наверное, действительно хотел принести покаяние. А Михаил Антонович без провокации не смог обойтись даже в этом духовном вопросе.

Здесь, конечно, можно возразить – не он сам, а окружение «отыграло назад», дезавуировало немощного старичка. Но в таком случае старичку, воспитавшему подобное окружение, следует опять-таки поглядеть на свое отражение.

 

Писатель, журналист (Киев)

Похожие материалы

В судьбе современного российского историка деньги играют более значительную роль, чем он сам готов...

К 1988 году манихейское противопоставление мрачного Аримана Кузьмича и светлого Ормузда Сергеевича...

Кто такой Лигачев с классовой точки зрения? Чиновник. Судя по биографии - честный и дельный, то...