28 октября сего года «Новая газета» опубликовала заявление Конгресса интеллигенции под коротким заголовком «Мы требуем!» Трудно подсчитать, сколько подобных заявлений мы с вами прочли за последние годы. От заявления к заявлению смысл обращений не меняется никак. Всё сводится к тому, что Россия вновь встала на опасный путь, что еще немного — и мы вернемся в эпоху Большого Террора 37-го и 38-го года, что власть разжигает ненависть к инакомыслящим, что, если мы хотим жить в цивилизованной стране, а не в Северной Корее, мы должны немедленно пересмотреть свои приоритеты, изменить свою политику, внешнюю и внутреннюю, а иначе…

 

Что будет «иначе» в громких заявлениях обычно не сообщают. Если нас ждет новый тридцать седьмой год, то в таком случае не совсем понятно, к кому обращаются заявители. К властям, которые собираются этот 37-й осуществлять? Это как-то глупо. Они же сами пишут: «Вместо старых терминов “враг народа”, “шпион”, “вредитель” введены в оборот новые, мало чем отличающиеся от прежних — “иностранный агент”, “нежелательные организации”, “пятая колонна”. Воссоздается обстановка поиска врагов, подозрительности и вражды».

 

Собственно, тут такое дело. Уже в начале тридцатых годов подобное письмо не могло быть опубликовано ни в одной советской газете. А если бы такое письмо поступило в любую из редакций, над ним бы очень долго смеялись. — Ты смотри-ка, враги народа, а чего-то требуют. Чтобы их не расстреливали, наверное, да?

 

Напоминает всё это древний анекдот:

 

— Смирнов? Расстрелять.

— Я не хочу

— Отставить, Смирнов не хочет.

 

Иными словами, глупо что-то требовать у тирана, который устроил на вас травлю и вскоре собирается перейти к более радикальным мерам. Если вы считаете, что живете в такой обстановке, то у вас есть всего лишь несколько выходов из положения.

 

Бежать, если это еще возможно, уйти в подполье, если вам по силам, или же встроиться в существующую систему, иммигрировать и тирана восхвалять. Сочинять открытые письма в такой обстановке, согласитесь, не вполне адекватное поведение. Поэтому можно сделать вывод, что либо обстановка не такая страшная, либо тиран не такой тиранистый, либо перед нами не совсем адекватные люди, либо все эти признаки сразу.

 

К великому несчастью, мы живем сегодня ровно с той интеллигенцией, которая у нас есть. И к ее великому несчастью, она проживает вместе со всеми нами в одной и той же стране.

 

Если сказать честно, то наша дорогая интеллигенция в своей творческой части коллективно сошла с ума. Иногда такое бывает. Но если об этом сказать публично, то это будет воспринято как продолжение провластной травли. Мы же не будем обижать уважаемых людей и полагать, что всё, что они говорят и делают сегодня, является результатом заказа, иностранных грантов или чего-нибудь подобного. Наверняка среди этой творческой группы есть и свои циники, и свои продажные персонажи, и свои подлецы — как и среди любой другой.

 

Но, вероятно, большинство наших либеральных писателей, музыкантов и художников видит окружающий мир именно так, как о том говорит. Встаньте теперь на их место и представьте, в каком аду они живут. Они действительно чувствуют, что каждый день подвергаются травле, что каждый день они могут погибнуть за всё светлое и хорошее — за свободу, за европейские ценности, за независимую мысль.

 

Каждый день они собираются где-то в своих клубах и на своих кухнях и пересказывают друг другу ужасающие слухи: того арестовали и этого, Петечку ударили в подворотне, а Диночку, кажется, прослушивают, и у подъезда стоит автомобиль с тонированными стеклами. А Фрунзик, бедный, продал всё, что имел, даже старенькую Бентли, и перебрался в Берлин, так у него какие-то проблемы с документами там.

 

Их так учили. Они сами так друг друга учили. Все 70-е и 80-е годы прошлого века. Власть тоталитарная и вечно мешает, дает мало денег, у Джека Николсона десять вилл, а у нас цыпленок табака в Гагре. Дайте нам свободу, и тогда мы ого-го!

 

Свобода давно есть, статьи за мужеложество нет, деньги по-прежнему выделяют, как и при социализме, но это всё какие-то фальшивые елочные шарики. Не радуют. Ни «Гарри Поттер» не пишется, ни «Аватар» не снимается. Стадионы в Нью-Йорке не собрать, только маленький зальчик на Брайтон-Бич. Кто-то в этом виноват. И уж явно не творческая импотенция.

 

Маленькая группка профессоров преображенских стоит в окружении 86% тупых и необразованных шариковых. Шариковы должны молчать и слушать, а они почему-то не хотят. Не признают авторитетов больше, огрызаются. Надо им запретить, намордники им надо. Пусть до свободы слова еще дорастут.

 

Поэтому одним из требований конгресса является требование запретить на федеральных каналах политические программы, «разжигающие ненависть». Под этим требованием стоят подписи Игоря Чубайса и Леонида Гозмана, которые и сами являются частыми гостями подобных программ. Ничего удивительного. На этих ток-шоу им обоим активно возражают, да еще и уличают во вранье. А должны, как это было сказано, молчать и слушать.

 

Стране нужна интеллигенция. Особенно творческая. Нужны песни, которые строить и жить помогают. Нужны книги, фильмы и выставки. Но проблема нынешней интеллигенции состоит в том, что вся страна ее больше не хочет. Больше не верит ей.

 

Нельзя же, в конце концов, столько лукавить и лгать. Видеть фашизм в простом вопросе «какого черта вы воруете?» или в вопросе «если вы такие сторонники рыночной экономики, то какого вы все время клянчите у государства?» и не видеть фашизма в факельных шествиях в Киеве. Рыдать над утонувшим сирийским ребенком, над которым по команде западных СМИ, лицемерно рыдает вся Европа, и не видеть убитых детей Донбасса. Придумывать мемы про «распятого мальчика» и не видеть десятков мальчиков просто убитых. И даже не чувствовать уколов прококаиненной совести.

 

У морали не может быть двойных стандартов. Они могут быть у геополитики, у бизнеса, у кого угодно. Но у морали — нет. Экзамен на совесть нации наша интеллигенция благополучно провалила еще в девяностых. Переэкзаменовки не будет.

 

Скорее, будет другая интеллигенция.

публицист

Похожие материалы

Не менее трогательную заботу составители доклада ООН проявляют в отношении организации под...

Нельзя отказать людям, которым это всё нравится, в праве удовлетворять свои специфические...

Наиболее популярное объяснение победы большевиков – это иностранные деньги. Начиная от сериала...