История русского консерватизма богата разнообразными традициями и дает возможность поразмышлять над важными развилками исторического пути России и нереализованными, подчас по случайным причинам, альтернативами. Нередко считается, что русский политический консерватизм второй половины XIX – начала ХХ веков был сугубо охранительным, или как пишут в научной исторической литературе – «реакционным» и контрреформаторским течением, в основе которого лежала уваровская триада «православие, самодержавие, народность». Причем эта триада оставалась неизменной основой консервативной идеологии в России вплоть до 1917 года.

Между тем, политическая история русского консерватизма – это не только история охранительства, но также история консервативного реформизма, существовавшего и в общественной мысли, и имевшего сторонников среди российских государственных деятелей, в том числе высшего ранга. В центре этого течения – размышления о различных формах и вариантах представительства, с одной стороны позволяющего сохранить и развить русские политические традиции без однолинейного заимствования западного опыта, с другой стороны, способного стать основой для модернизации страны и ее эволюционного движения вперед.

Пока полноценная история консервативного реформизма второй половины XIX – начала ХХ веков никем не написана. Тем актуальнее представляется задача рассказать о первых шагах в этом направлении, которые делают отечественные ученые.

31 октября 2016 года сайт Русская Idea и фонд ИСЭПИ провели круглый стол на тему «Была ли обречена думская монархия?», представивший первые итоги дискуссии, которая велась на нашем сайте последние два года об истории дореволюционного русского консервативного реформизма и консервативных проектах представительства. Мероприятие было приурочено к годовщине Манифеста об усовершенствовании государственного порядка 17 октября (по старому стилю) 1905 года.

Как отметила ведущий мероприятия, историк, ответственный редактор сайта Русская Idea Любовь Ульянова, учреждение Государственной Думы, объявленное Манифестом 17 октября (по старому стилю) 1905 года, показалось многим современникам неожиданным событием. Несмотря на это, и в среде бюрократии, и в обществе, в том числе в его консервативной части, этот новый институт власти был воспринят как данность: не случайно единственным, кто пытался выступать за ликвидацию Государственную Думу, был император. По мнению ведущего, такое всеобщее принятие законодательного представительства было не случайностью, а закономерным следствием предшествующей истории России. Ведь вторая половина XIX и особенно рубеж XIX – начала ХХ веков были временем бурного обсуждения и разработки, как в общественной мысли, так и в среде бюрократии различных вариантов представительства и ограничения власти монарха, причем сторонниками представительства выступали как либеральные, так и консервативные силы.

Продолжая эту мысль, председатель редакционного совета сайта Русская Idea, философ Борис Межуев в своем вступительном слове предложил участникам круглого стола поразмышлять о том, по каким причинам Государственная Дума, став важной частью государственного механизма, одновременно с этим в итоге оказалась и одним из инициаторов свержения монархии, и означает ли это, что думская монархия была обречена с самого начала.

Мероприятие состояло из двух частей. В первой части выступали историки-специалисты по истории русского консерватизма второй половины XIX – начала ХХ веков. Доктор исторических наук, заместитель декана факультета государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова Александр Полунов сделал общий обзор консервативных проектов народного представительства последней четверти XIX – начала ХХ веков – от проекта Земского собора министра внутренних дел графа Н.П. Игнатьева до дискуссий о Земском соборе в неославянофильских кругах общественных деятелей в первые годы ХХ столетия.

Кандидат исторических наук, заместитель главного редактора ведущего научного журнала по отечественной истории «Российская история» Андрей Мамонов в своем выступлении отметил, что консервативная часть бюрократии задумалась о представительстве еще в 1860-е годы, а первый проект подобного рода принадлежал министру внутренних дел (1861 – 1868), разработчику земской реформы П.А. Валуеву. При этом идея представительства была настолько востребованной в бюрократических кругах, что нередко использовалась государственными деятелями как фактор в аппаратной игре.

Кандидат исторических наук, научный сотрудник Дома русского Зарубежья Михаил Горинов рассказал более подробно о проекте Земского собора начала 1880-х годов, причинах его неудачи и его месте в неославянофильской мысли последней четверти XIX века.

Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Вадим Дёмин посвятил свое выступление отношению к только что появившейся в 1905 году Государственной Думе со стороны исполнительной власти, в первую очередь, премьер-министров, обратив внимание, что П.А. Столыпин был одним из активных сторонников диалога с законодателями.

Доктор исторических наук, профессор Российского университета дружбы народов Сергей Степанов рассказал о восприятии института Государственной Думы крайне правыми, черносотенными силами, убежденными сторонниками незыблемости самодержавия, и о том, почему, на его взгляд, черносотенные партии не смогли выступить в поддержку монархии в феврале 1917 года.

Кандидат исторических наук Антон Чемакин сделал небольшой обзор деятельности одного из правых политических течений – прогрессивных националистов – после 1917 года, когда шансы на восстановление монархии были уже весьма призрачными.

Завершилась первая часть круглого стола выступлением кандидата исторических наук, доцента исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Федора Гайды о политической предыстории 1917 года. Историк указал на большую роль, какую сыграл провал идеи «министерства доверия» в скатывании страны в политическую катастрофу, – ведь именно эта идея, славянофильская по своей внешней форме и своему духу, была выдвинута в 1915 году умеренными оппозиционными силами в Государственной Думе и была поддержана умеренными силами в правительстве.

Во второй части мероприятия слово было предоставлено философам и политологам. Доктор философских наук, профессор Высшей школы экономики, председатель редакционного совета «Тетрадей по консерватизму» Леонид Поляков отметил, что ряд видных деятелей Государственной Думы приняли участие в заговоре против императора, и в этом смысле Дума несет ответственность за 1917 год. Однако, этого сценария развития удалось бы избежать в случае учреждения народного представительства в начале 1880-х годов, как предлагали неославянофилы в виде проектов Земского собора, обеспечив развитие страны по эволюционному пути.

Декан гуманитарного факультета Высшей школы экономики, доктор философских наук Алексей Руткевич посвятил свое выступление важности различения консерватизма и традиционализма, особенно в случае с прерванными традициями, как было в истории России, и необходимости понимания славянофильства как зарождавшейся национальной консервативной идеологии.

Шеф-редактор АПН, политолог Павел Святенков, говоря о соотношении консерватизма и реформизма, предложил консерваторам учиться преодолевать мышление, основанное на реакции на что-либо уже произошедшее. Опыт российской истории, по его мнению, показывает, что консерваторы сами должны ставить вопрос о модернизации, играть на опережение и смотреть в будущее, выбивая и у левых, и у либералов их политические козыри.

Политолог, профессор, проректор по научной работе Национального института «Высшая школа управления» Алексей Кузьмин предложил свой взгляд на проблему представительства. С его точки зрения, любая форма представительства в любой стране, включая и Россию, не может решить проблему «бюрократического средостения», поскольку выборные органы разделяют этос бюрократии, говорят бюрократическим языком и мыслят в бюрократической логике.

Подводя итоги круглого стола, Любовь Ульянова отметила, что точкой бифуркации российской истории можно считать не только начало 1880-х годов, когда был отвергнут проект законосовещательного Земского Собора, но и первую половину 1905 года, когда в верхах бюрократии обсуждалось учреждение народного представительства в форме Земского Собора или законосовещательной Государственной Думы. Принципиальное отличие этих форм представительства от реализованного в итоге по Манифесту 17 октября проекта заключалось во введении в обновленную систему власти принципа доверия – доверия между представительством и монархом, монархом и правительством, представительством и бюрократией, вместо принципа недоверия, на котором построена западная парламентарная система и из которого исходит принцип разделения властей.

Борис Межуев в заключительном слове обозначил важность того обстоятельства, что русский консерватизм второй половины XIX века не только размышлял о народном представительстве и о рецептах предотвращения революции, но и, по сути, именно из консервативной среды исходила идея представительства, ограничивающего власть монарха и в то же время согласующегося с русскими политическими традициями. С этой перспективы, Государственная Дума могла не только стать одним из надежных элементов монархии, но и в случае укрепления ее как политического института – одним из центров разделенной ответственности за судьбы страны.

Кандидат исторических наук. Преподаватель МГУ им. М.В. Ломоносова.

Похожие материалы

В начале августа 2017 года в издательстве МГИМО увидела свет книга политолога, кандидата...

СССР либо тупо поносят, либо так расхваливают, как будто продавать собрались. А надо изучать....

Любой информационный повод становится лишь почвой для раздора, для виртуальной «драки». То, что,...