Мы живем в эру энциклопедий. Их роль сегодня куда больше, чем в эпоху Просвещения или в педантичном XIX веке.

Большинству пользователей сети интернет банально некогда выискивать информацию по статьям и книгам, тем более – в исторических источниках. Они предпочитают сжатое, суммированное, структурированое энциклопедическое знание. Другое дело, большинство этих энциклопедий, подобно «Википедии», весьма посредственного качества. Но ответить на этот вызов современные наука, государство и Церковь в равной мере заинтересованные в сохранении «человека знающего», могут только создавая и распространяя лучшие энциклопедии, которые однажды победят «Википедию» на рынке информативности, качества и оперативности.

«Православная энциклопедия» – это, на сегодня, пожалуй, самый впечатляющий компендиум знаний из всех, что когда-либо выходили на русском языке.

Во-первых, — объем. Издание подобралось уже к 44 тому, а едва достигнута буква «К» – уже ясно, что окончательное издание превзойдет своим объемом, не говоря уже о научном качестве, самую большую русскоязычную энциклопедию – первое издание «БСЭ», насчитывавшее 65 томов.

Во-вторых, — охват дисциплин. Из энциклопедии можно почерпнуть новейшие сведения по православному богословию, библеистике, византинистике, истории философии, литургике, истории Русской Церкви и Государства Российского, в связи с ведущей ролью религии в нём, религиозной географии современного мира, подробнейшие сведения о епархиях и монастырях поместных православных церквей – определенные сведения даются и касательно ислама, буддизма и иных распространенных в России верований. Человек, который систематически обращается к этой энциклопедии, почувствует себя оснащенным по последнему слову науки.

И тут, в третьих, важно подчеркнуть, что речь идет о заполнении чудовищного интеллектуального пробела размером почти в столетие. В 1917 году практически прервалась фундаментальная научная работа русских ученых и преподавателей, чьи дисциплины так или иначе были связаны с Церковью.

Церковная наука превратилась в сохранение обломков, в перечитывание по сотому разу написанных до революции блистательных трудов и крайне робкие, фрагментарные попытки прибавить к ним что-то новое. Лишь те православные ученые, которые смогли нащупать себе место где-то на второстепенных фронтах западной науки смогли, отчасти, двигаться вперед.

Помню каким повышенным спросом пользовались у нас, начинающих православных интеллектуалов, старые церковно-исторические исследования, столетней давности энциклопедии, заботливо переиздаваемые старые переводы святых отцов, зачастую пестрящие множество ошибок. Какое благоговение вызывали «Патрология Миня» или «Католическая энциклопедия», выставленные в религиозном зале «Библиотеки иностранной литературы». Но было совершенно понятно, что на таком устаревшем фундаменте в будущее богословской науки в России не шагнуть. А значит, казалось, мы теперь навсегда обречены на вековую отсталость.

«Православная энциклопедия», начавшая выходить одновременно с первыми признаками окончания безвременья, представлялась отважной и безнадежной попыткой преодолеть эту отсталость. Многие статьи, посвященные первостепенного значения сюжетам и фигурам казались написанными наскоро, библиография заслуживала названия «избранной». Но все-таки это был прорыв – мы получали новейшего уровня систематизированные данные по предмету.

Изучая тома 42-44, представленные в Москве 9 апреля 2017 года Святейшим Патриархом Московским и Всея Руси Кириллом и председателем Государственной Думы РФ Вячеславом Володиным, новым главой общественного совета по изданию энциклопедии, поражаешься тому какой огромный путь с тех пор проделан. Каждая из статей энциклопедии представляет собой серьезную монографию, порой – весьма обширную и написанную коллективом авторов: так, в статьях о знаменитых святых обязательно присутствует развернутый очерк, посвященный традиции их иконографии и многочисленные фото памятников. Практически к каждой статье приложен обстоятельный свод новейшей литературы, а во многих специально тщательно исследуются источники по изучаемому вопросу. Перед нами – опорная точка для дальнейшего изучения проблемы студентом, аспирантом или зрелым исследователем, факт в историографии, который невозможно отменить.

В 43-м томе, который мне довелось проштудировать от корки до корки есть несколько таких изумительных мини-монографий. Статья посвященная одному из величайших богословов Древней Церкви преподобному Максиму Исповеднику, раскрывающая как перипетии его борьбы за Православие против ереси монофелитства, так и фундаментальные смыслы его богословия, ставшего опорным для византийской традиции.

Статья о святой праведной Марии Магдалине – подробнейшее исследование её места в канонических евангелиях, в церковной традиции и в гностических апокрифах, на основании которых так много наверчено фантазий всевозможными дэнбраунами.

Авторы, в частности, указывают на то, что часто цитируемая сочинителями всевозможных спекуляций фраза из гностического «Евангелия от Филиппа» на коптском языке, о том, что Иисус якобы «часто целовал в губы» Магдалину не содержится в реальности ни в одной из рукописей, представляя собой издательское предположение о чтении коптского текста. Другими словами, «частое целование в губы» является выдумкой издателей и переводчиков постхристианской эры. Мало того, в коптском тексте нет и никакого «поцелуя» – употреблено не соответствующее коптское слово, а заимствование из греческого – aspadzomai – что значит «приветствовать».

То есть Христос, даже по версии гностического апокрифа считал Магдалину одной из ближайших учениц (с чем согласны и канонические евангелия) и приветствовал её. Все же «последние искушения Христа» отсутствуют даже в гностической традиции, хоть она и сама по себе не достоверна по сравнению с каноническими евангелиями.

Всего одна страница, одна статья, а от какого количества лжи и кощунств она бы освободила журналистов, кинематографистов и писателей, сколько пользы она может принести защитнику Христианства в спорах со становящимися сегодня все более невежественными «воинствующими безбожниками».

И тут возникает центральный вопрос – вопрос доступа ко всему этому интеллектуальному богатству, на который и указал выступая на презентации Вячеслав Володин. «Одна из основных ключевых задач общественного совета — это популяризация «Православной энциклопедии». В этой связи нам, конечно, нужно постараться использовать, в том числе, и современные технологии…».

И здесь встает, конечно, принципиальный вопрос. «Православная энциклопедия» не является, в целом, коммерческим изданием – перед нами масштабный церковно-государственный проект, который превратился в фабрику знаний высочайшего уровня. И общественный интерес состоит, конечно, в том, чтобы эти знания были максимально широко доступны в интернете.

Сегодня «ПЭ» выложена по 29 том включительно на сайт. Но это довольно громоздкая форма репрезентации информации. Мало у кого доходят до нее глаза, когда ищут информацию в поисковиках. Например если вы решите прочесть справку о Николае Васильевиче Гоголе, то вам просто не хватит терпения долистать выдачу «Яндекса» до «Православной Энциклопедии», хотя статья о писателе там просто великолепна.

Тем более невозможно добраться до «ПЭ», когда речь идет о таких статьях, которые идут вразрез с «генеральной линией» современного либерального мира – «Аборт», «Гомосексуализм». Статьи, где аргументированно формулируется православное ценностное отношение к этим явлениям, если не искать специально, найти просто невозможно.

Более-менее доступна «ПЭ» в поисковиках, только когда речь идет о специфически церковных предметах или фигурах связанных с византинистикой. Да и то во всех этих случаях на первые места лезет нелепая «Википедия», изобилующая грубыми ошибками, неизвестно откуда взятыми датами и фактами…

«Православная энциклопедия» могла бы стать основой для своеобразной «альт-Википедии», где основным фактам и явлениям современного мира дана была бы православная оценка на высоком научном уровне, но с ясной ценностной позицией, соответствующей правилам Христианской веры и мировидению традиционной русской цивилизации.
Такая система могла бы перевернуть в сознании современного человека предрассудок, что «церковное» противоположно «научному», что церковное ненаучно, а научное, априори, антицерковно. А отсюда недалеко и от сидящего у потомков жертв «безбожной пятилетки» убеждение, что наиболее антицерковная точка зрения является и наиболее научной. Основанный на «Православной энциклопедии» большой информационный проект мог бы помочь покончить с этим предрассудком – по крайней мере сведения связанные с религией, историей, традиционной культурой молодое поколение могло бы черпать из чистого источника.

Разумеется, для этого и нам самим нужно отрешиться от многих предрассудков. Нельзя сказать, что «ПЭ» вполне отошла от реликтового западничества нашей церковной интеллигенции, от боязни показаться «слишком православными» в оценках.

В этом смысле, в рассмотренном мной томе меня несколько покоробила статья о великом защитнике православия святителе Марке Евгенике, митрополите Эфесском, противоставшем Флорентийской унии. Глубокая, компетентная, эрудированная статья в то же время пронизана стремлением приуменьшить степень принципиальности противостояния Марка Эфесского унии, объяснить те или иные его поступки случайными обстоятельствами.

Автор зачем-то неоправданно сближает позицию эфесского святителя и латинян, в частности, в споре о чистилище. У него получается так, что спорить, по сути, сторонам не о чем. Между тем, в трактатах святителя Марка против идеи «Чистилища» выстраивается принципиально иная философия и антропология, нежели в католическом догмате. Неумолимая логика папского учения приводит к тому, указывал эфесский митрополит, что все очищенные огнем души однажды должны достичь одинаковой степени боговидения и богопричастности. В то время как православное учение о посмертном воздаянии базируется на принципе «в доме Отца Моего обителей много» — существует бесконечное множество градаций богопричастности и богоприобщенности.

Каждый, кто умер не в отлучающем от Бога грехе, но и не в святости, получит свою меру приобщения к Благодати.

Непонятно, зачем цитировать латинофронскую выдумку о том, что святитель Марк якобы умер, заболев от горя после того, как проиграл униатам богословский диспут, при том, что автор сам признает эту версию недостоверной. Почему читатели «Православной энциклопедии» должны получать итоговую оценку деятельности православного учителя Церкви при помощи снисходительной цитаты из работы британского исследователя «Джозефа Джилла»?

С другой стороны, совершенно не упомянута тема восприятия Марка Эфесского на Руси. А ведь именно с его деятельности на Флорентийском соборе начинается рассказ «Иоасафовской летописи», представляющей историю Руси как историю становления независимой державы национальной идеей которой является защита Православия. И святитель Марк Евгеник оказывается в изображении московских книжников у истоков этой идеи…

Другими словами, «Православной энциклопедии» еще есть куда двигаться в сторону от «Католической энциклопедии». И это движение должно состоять не в уменьшении, а в увеличении количества и качества сообщаемых сведений, в формировании того русского когнитивного мира, без устойчивости которого некрепка будет и вера в душах и держава.

Так что издание и развитие «Православной энциклопедии» реально является государственным делом первостепенной важности. А сам этот многотомный труд обязан стать одной из основ гуманитарного образования в нашей стране.

Публицист, идеолог консервативного демократического национализма

Похожие материалы

В «Исчезнувшей империи» буквально все было пронизано психологической амбивалентностью. Ностальгия...

Французские представители постепенно погружались в мутные воды русской внутриполитической жизни,...

Отречение последнего русского монарха было законным в обоих своих частях. По общему правилу,...