Поводом для этой статьи послужил очень слабый, с моей точки зрения, комментарий Роберта Купера речи Путина на Генеральной Ассамблее ООН 28 сентября 2015 года. Свое суждение видный британский дипломат и политолог Роберт Купер высказал в интервью на сайте Русская Idea. Он был представлен читателю, как «виднейший европейский интеллектуал, вошедший в 2005 году в список 100 самых влиятельных интеллектуалов планеты, составленный журналом Prospect».

В своем замечании к этому интервью на полит-консервативном сайте я привел два других взгляда и подхода к этому политическому событию, которые представляют попытку более глубокого воззрения и понимания. Сейчас есть возможность расширить это замечание и изложить более основательно как проблемы, изложенные президентом России, так и их смысл и реальное положение дел. Все это я озаглавил специально нетривиальными словосочетаниями: «логическая сущность» и «мыслимое логическое содержание» соответственно. Я это делаю нарочито для того, чтобы «выбить» читателя из привычного и накатанного современного понимания/непонимания и употребления слов, значение которых люди утратили и не желают их прояснять, понимать так, как их должно, а следовательно, как их правильно понимать. Эта утрата есть утрата не только нормативной логики, но и простой элементарной логики, или здравого смысла, а тем самым и утрата какого-либо взаимного понимания.

***

Приведу цитату из И.А. Ильина, феноменолога (учившегося в 1912 году у Эдмунда Гуссерля, автора двухтомника «Логические исследования» и основателя современной феноменологии, целью которой является изучение сущности вещей по их феноменам) и популяризатора точного понимания употребляемых слов. «Смысл есть логическая сущность мыслимого; это есть смысловое единство, понятие». «Смысл есть нечто идеальное, т.е. мыслимое логическое содержание. Смысл не реален ни эмпирически, ни метафизически. Идеальность смысла не следует понимать в значении идеала, совершенства. Идеальность выражает то, что смысл чужд во всех отношениях какого бы то ни было бытия и постигается только мыслью; он есть нечто, что не существует, а обстоит». «Научная истина сознается, мыслится во времени; но то, чт? в ней мыслится, объективное обстояние и его истинность – от времени не зависят»[1].

Ильинский термин «обстояние» соответствует немецкому слову «Sachverhalt», обозначающему 1) «обстоятельства дела», «положение вещей»; 2) «значение», «смысл» (слова), как и английскому «state of affairs» и его русской кальке «положение дел». Гуссерль отличал это понятие от сходного «Sachlage» ­ «положение вещей», «положение дел», «обстоятельство», «ситуация», как и от английского «situation» и русского «ситуация».

Именно в этом, втором значении слова «Sachverhalt» я хочу рассмотреть речь Путина в ООН, которая действительно выделялась на фоне всех выступавших на этой юбилейной Генеральной Ассамблее. Нужно понять, «какова вещь (речь) на самом деле, а не какою она нам кажется, видится, чудится, мнится». То, что Ильин называл предметным обстоянием, или по-другому, то, что в нем объективно есть.

Для поставленной задачи нужно выбрать установку (место рассмотрения, точку зрения), отличную от существующих в настоящее время ориентиров, как несостоятельных и «замыливающих» взгляд/глаз. Такая площадка, или такое место для рассмотрения, была в тот же день 28 сентября 2015 года в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации (Б. Дмитровка, 26, зал 650), где состоялась научно-практическая федерально-региональная конференция: «Творческое наследие выдающихся мыслителей и деятелей России и социально-культурное, государственно-правовое и эколого-экономическое развитие страны: И.Ильин, В.Зеньковский, Л.Карсавин, С.Франк, Е.Трубецкой и др.»[2]

Я выступал на этой конференции с докладом «Ильин как инноватор (обновитель) международного права», в котором привел цитату Ивана Ильина 1917 года из его книги «О сущности правосознания», глава 10 «О патриотизме»:

«Столкновение прав – есть спор о праве, а спор о праве может быть разрешен только на путях правовой организации и должен быть разрешен на основе естественного права. Поэтому борьба за международное право должна вестись именно не оружием, а на путях международной организации, и духовное назначение войны именно в том, чтобы убедить людей в единственности и необходимости этого пути. Вот почему патриотизм, вскормленный духом и сроднившийся с нормальным правосознанием, не может видеть в войне верного способа бороться за право. Любить свою родину не значит считать ее единственным средоточием духа, ибо тот, кто утверждает это, – не знает, что есть дух, и не умеет любить и дух своего народа. Нет человека и нет народа, который был бы единственным средоточием духа, ибо дух живет во всех людях и во всех народах. Не видеть этого значит быть духовно-слепым, а потому быть лишенным и патриотизма, и правосознания. Этот путь духовного ослепления есть поистине ‘вне-этический’ путь, чуждый настоящей любви к родине; ибо истинный патриотизм есть любовь не слепая, а зрячая, и парение ее не чуждо добру и справедливости, но само есть одно из высших нравственных достижений».

Я также привел там свои новые идеи-тезисы о «персоналистических проблемах международного права».

Далее я сказал, что «через три часа президент Путин выступит в ООН и, несомненно, затронет проблему международного права. Нам будет интересно сравнить содержание его речи с тем, что будет на нашей конференции. Ясно, что этой цитаты Ильина Путин не знает, но пересечения с идеями Ильина о международном праве будут. Дело в том, что у Путина, как у всех русских, одинаковое ‘миросознание’ (это мой новый термин по аналогии с Ильинским ‘правосознанием’). У России одна и та же судьба – вносить в мировую политику инновации, когда та запутывается окончательно: так было 200 лет тому назад на Венском Конгрессе, так было на Ялтинской конференции, так произойдет и 28 сентября в ООН.

Правильность мысли Ильина подтвердилась в 1920 году созданием Лиги Наций и в 1945 году – созданием ООН, именно международных организаций, призванных разрешить проблему международных отношений. Можно с уверенностью констатировать, что они не справились со своими заданиями: на “двойку” работала Лига Наций (в 1946 году прекратила свое существование), на “тройку с минусом” работала Организация Объединенных Наций, а в последнее время практически утратила свое международное влияние и не (само)распускается только по той причине, что нет никаких новых и свежих идей в этом направлении, и существует по инерции, как “международная площадка” для формальных дискуссий, периодических выступлений глав государств, принятия или блокирования резолюций, которые в обоих случаях не выполняются».

***

Долго ждать не пришлось. Вечером я прослушал в записи речь Путина и там действительно в сказанном мною пересечении была проблема международного права. Вот слова Путина:

«Мы все знаем, что после окончания “мировой войны” – все это значит – в мире возник единственный центр доминирования. И тогда у тех, кто оказался на вершине этой пирамиды, возник соблазн думать, что если они такие сильные и исключительные, то лучше всех знают, что делать. А следовательно, не нужно считаться и с ООН, которая зачастую, вместо того чтобы автоматически санкционировать, узаконить нужное решение, только мешает, как у нас говорят, “путается под ногами”. Пошли разговоры о том, что Организация в том виде, в котором она была создана, устарела, выполнила свою миссию. Конечно, мир меняется, и ООН должна соответствовать этой естественной трансформации. Россия на основе широкого конценсуса готова к этой работе по дальнейшему развитию ООН со всеми партнёрами, но считаем попытки расшатать авторитет и легитимность ООН крайне опасными. Это может привести к обрушению всей архитектуры международный отношений. Тогда у нас действительно не останется никаких правил, кроме права сильного».

Конечно, лексика у Путина современная и отличается от лексики людей дореволюционной России, их образования. Так что Ильинские слова: «Любить свою родину не значит считать ее единственным средоточием духа, ибо тот, кто утверждает это, – не знает, что есть дух, и не умеет любить и дух своего народа. Нет человека и нет народа, который был бы единственным средоточием духа, ибо дух живет во всех людях и во всех народах» — разнятся от Путинских, но их содержание, суть и смысл тот же.

Наличие в современном мире «национальной и государственной гордыни» одной, может быть, и самой продвинутой, самой развитой экономики и технологии, является одной из серьезных международных проблем, которую, ясно теперь, не так просто разрешить. Примеры такой гордыни были и далеком прошлом (Британская Империя, Революционная Франция с последующим за ней «величием и падением Наполеона Бонапарта»), и в еще недавнем прошлом (Коммунистическая Россия – СССР, национал-социалистическая Германия – Третий Рейх, Маоистский Коммунистический Китай, Кампучия красных кхмеров Пол Пота), и в настоящем (Демократические Соединенные Штаты Америки, Европейский Союз – НАТО), и, может быть, в ближайшем будущем (Исламский Халифат, Поднебесный Китай). Велик соблазн исключительности, который всегда выливается в псевдо исключительность, т.е. в ложную исключительность, естественно, с неизбежным трагическим концом.

Нужно отметить одно очень важное качество Путина, которое всем весьма заметно. А именно: самообладание и простая, но настоящая логика в его высказываниях и речах. Это его конек, который невозможно привнести человеку извне (спичрайтеры могут только редактировать его речи); скорее всего, он нашел это самостоятельно и успешно этим пользуется. Приведу два примера. Путин на пресс-конференции ответил на вопрос вальяжного и солидного, не молодого, а уже весьма опытного человека – журналиста из BBC Джона Симпсона. Журналист отметил, что сейчас снова идет холодная война и «Россия внесла в это вклад», упомянул маневры российских военных самолетов, напомнил о курсе рубля и завершил предложением: не хочет ли президент РФ заявить западным странам, что готов эффективно решать проблемы на Украине?

Вот ответ Путина:

«Вы сказали, что Россия внесла вклад в напряженность в мире. Внесла, но только в том смысле, что все жестче защищает свои национальные интересы. Мы не атакуем, ну в политическом смысле, ни на кого не нападаем. Только защищаем свои интересы. Недовольство американских партнеров связано с тем, что мы делаем именно это. Вы говорите о полетах стратегической авиации. Знаете ли вы, что Россия в начале 90-х полностью прекратила эти полеты в отдаленных районах патрулирования, как это делал СССР. Американские самолеты с ядерным оружием продолжали летать. Зачем? Против кого? И мы не летали и не летали из года в год и только пару-тройку лет назад возобновили эти полеты. Так кто провоцирует, мы что ли?

У нас две базы за границей и то на террористически опасных направлениях, в Киргизии по просьбе местных властей и в Таджикистане на границе с Афганистаном. Думаю, и вы заинтересованы, что бы там было все спокойно. Американские базы по всему земному шару. Ну здравый смысл есть или нет? Что в Европе делают американские вооруженные силы?

Наш военный бюджет увеличился, но в долларовом эквиваленте составляет около 50 миллиардов. Бюджет Пентагона почти в 10 раз больше. И вы хотите сказать, что мы проводим агрессивную политику? Нас кто-то слушает? Всегда в ответ только — не ваше дело. Хорошо, тогда и мы будем это делать, почему нам это запрещено?».

Второй пример железной (здравой) логики Путина в его речи в ООН. Он привел сравнительный исторический пример совсем не в духе человека «ностальгирующего по советскому прошлому» и не в духе человека «реставрирующего советский тоталитарный порядок», как пытаются думать и говорить некоторые современные комментаторы. Например, лидер КПРФ (а он мог быть или почти был президентом России в 1996 году) никогда бы не позволил себе такую роскошь (не его это уровень миропонимания), такого предложения или емкой и логичной фразы Путина:

«Всем нам не стоит забывать опыта прошлого. Мы, например, помним из истории Советского Союза. Экспорт социальных экспериментов, попытки подстегнуть перемены в тех или иных странах, исходя из своих идеологических установок, часто приводили к трагическим последствиям, приводили не к прогрессу, а к деградации. Однако, позже, никто не учился на чужих ошибках, а только повторяет их. И экспорт теперь уже так называемых “демократических” революций продолжается.

Достаточно посмотреть на ситуацию на Ближнем Востоке и в Северной Африке, о чём говорил предыдущий выступающий. Конечно, политические, социальные проблемы в этом регионе назревали давно, и люди там, конечно, хотели перемен. Но что получилось на деле? Агрессивное внешнее вмешательство привело к тому, что вместо реформ государственные институты, да и сам уклад жизни были просто бесцеремонно разрушены. Вместо торжества демократии и прогресса – насилие, нищета, социальная катастрофа, а права человека, включая и право на жизнь, ни во что не ставятся.

Так и хочется спросить у тех, кто создал такую ситуацию: “Вы хоть понимаете теперь, чего вы натворили?”. Но, боюсь, этот вопрос повиснет в воздухе, потому что от политики, в основе которой лежит самоуверенность, убежденность в своей исключительности и безнаказанности, так и не отказались». Оппонентам Путина «нечем крыть»[3].

Путин в своей речи предложил международному сообществу конкретную программу выхода из создавшегося положения дел: «В действительности же мы предлагаем руководствоваться не амбициями, а общими ценностями и общими интересами на основе международного права, объединить усилия для решения стоящих перед нами новых проблем и создать по-настоящему широкую международную антитеррористическую коалицию».

Приведу другой пример более серьезного взгляда на Россию, Путина и его речь в ООН, чем мнение упомянутого выше Роберта Купера. В Канаде крупный ученый и специалист по войне, по Белому движению, по И.А. Ильину и современной России Пол Робинсон, который ведет знаковый сайт IRRUSSIANALITY (прекрасная игра слов), где он выступает с блестящими комментариями по всем важным мировым событиям, в которых участвует Россия, и объективно защищает ее перед часто малограмотными западными комментаторами.

29 сентября Пол Робинсон поместил в своем блоге статью «Do you realize what you have done?» [4], которую заканчивает таким абзацем: «Так как флаг Талибана уже сегодня вечером развевается над Кундузом, то Западу желательно бы было обдумать вопрос Путина: “Вы понимаете, что вы сделали?”. Да, консервативный этатизм Путина далек от совершенства, но по сравнению с американской “перманентной революцией” он выглядит вполне хорошим как основа для международного порядка». 

Такая дефиниция Путина как «консервативного этатиста» логически объясняет последнюю мотивацию российского президента о предстоящей помощи Сирии, которую Россия вскоре оказала ей в виде группировки Военно-Космических Сил РФ. Так как этатизм – это идеология, утверждающая ведущую роль государства в политической жизни, включая подчинение интересов, как отдельных людей, так и групп интересам государства; политика активного вмешательства государства во все сферы общественной и частной жизни, и является противоположностью анархизма, то понятен последний логический аргумент Путина. Запад сознательно и планомерно разрушает национальные государства; законный президент Сирии Башар Асад и его регулярная армия защищает свое государство; Россия, которая против анархии и территории анархии, возникшей на месте разрушенных Западом государств, защищая Сирию, в сущности, защищает и свое национальное государство. Эту проблему Путин сформулировал в своей речи недвусмысленно:

«Кстати говоря, уважаемые коллеги, в этом же ряду и вопрос о так называемой легитимности государственной власти. Нельзя играть и манипулировать словами. В международном праве, в международных делах каждый термин должен быть понятен, прозрачен, должен иметь единообразное понимание и единообразно понимаемые критерии. Мы все разные, и к этому нужно относиться с уважением. Никто не обязан подстраиваться под одну модель развития, признанную кем?то раз и навсегда единственно правильной.

Уже очевидно, что возникший в ряде стран Ближнего Востока и Северной Африки вакуум власти привёл к образованию зон анархии, которые немедленно стали заполняться экстремистами и террористами. Под знамёнами так называемого “Исламского государства” (Деятельность организации запрещена в России решением Верховного суда РФ) уже воюют десятки тысяч боевиков. В их числе бывшие иракские военнослужащие, которые в результате вторжения в Ирак в 2003 году были выброшены на улицу. Поставщиком рекрутов является и Ливия, чья государственность была разрушена в результате грубого нарушения Резолюции № 1973 Совбеза ООН. А сейчас ряды радикалов пополняют и члены так называемой умеренной сирийской оппозиции, поддержанной Западом.

Их сначала вооружают, обучают, а потом они переходят на сторону так называемого “Исламского государства”. Да и само “Исламское государство” возникло не на пустом месте: его также поначалу пестовали как орудие против неугодных светских режимов. Создав плацдарм в Сирии и Ираке, “Исламское государство” активно расширяет экспансию на другие регионы, нацеливается на господство в исламском мире и не только там. Только этими планами явно не ограничивается. Положение дел более чем опасно.

В такой ситуации лицемерно и безответственно выступать с громогласными декларациями об угрозе международного терроризма и при этом закрывать глаза на каналы финансирования и поддержки террористов, в том числе и за счёт наркобизнеса, нелегальной торговли нефтью, оружием, либо пытаться манипулировать экстремистскими группировками, ставить их себе на службу для достижения собственных политических целей в надежде потом как-нибудь разобраться с ними, а попросту говоря, ликвидировать.

Тем, кто действительно так поступает и так думает, хотел бы сказать: уважаемые господа, вы имеете дело, конечно, с очень жестокими людьми, но вовсе не с глупыми и не с примитивными, они не глупее вас, и ещё неизвестно, кто кого использует в своих целях. И последние данные о передаче оружия этой самой умеренной оппозиции террористам – лучшее тому подтверждение.

Считаем любые попытки заигрывать с террористами, а тем более вооружать их, не просто недальновидными, а пожароопасными. В результате глобальная террористическая угроза может критически возрасти, охватить новые регионы планеты. Тем более что в лагерях “Исламского государства” проходят “обкатку” боевики из многих стран, в том числе из европейских.

К сожалению, должен сказать об этом прямо, уважаемые коллеги, и Россия не является здесь исключением. Нельзя допустить, чтобы эти головорезы, которые уже почувствовали запах крови, потом вернулись к себе домой и там продолжили свое чёрное дело. Мы этого не хотим. Ведь этого никто не хочет, не так ли? Россия всегда твёрдо и последовательно выступала против терроризма во всех его формах.

Сегодня мы оказываем военно-техническую помощь и Ираку, и Сирии, другим странам региона, которые ведут борьбу с террористическими группировками. Считаем огромной ошибкой отказ от сотрудничества с сирийскими властями, правительственной армией, с теми, кто мужественно, лицом к лицу сражается с террором. Надо, наконец, признать, что кроме правительственных войск Президента Асада, а также курдского ополчения в Сирии с «Исламским государством» и другими террористическими организациями реально никто не борется. Мы знаем все проблемы региона, все противоречия, но нужно всё?таки исходить из реалий». (Следует обратить внимание на все ту же международную проблематику и на призыв к логическому прояснению терминов. 

***

Последний штрих логики в речи президента России и отсутствие таковой у Роберта Купера по вопросу о событиях на Украине. У Путина очень ясная и естественная позиция (реакция): «Уважаемые коллеги, ключевой задачей международного сообщества во главе с ООН остаётся обеспечение мира, региональной и глобальной стабильности. На наш взгляд, речь должна идти о формировании пространства равной и неделимой безопасности, безопасности не для избранных, а для всех. Да, это сложная, трудная, длительная работа, но альтернативы этому нет.

Однако блоковое мышление времён «холодной войны» и стремление к освоению новых геополитических пространств у некоторых наших коллег всё ещё, к сожалению, доминируют. Сначала продолжена линия на расширение НАТО. Спрашивается: ради чего, если Варшавский блок прекратил своё существование, Советский Союз распался? А тем не менее НАТО не только остаётся, она ещё и расширяется, так же как её военные инфраструктуры.

Затем поставили постсоветские страны перед ложным выбором: быть им с Западом или с Востоком? Рано или поздно такая конфронтационная логика должна была обернуться серьёзным геополитическим кризисом. Это и произошло на Украине, где использовали недовольство значительной части населения действующей властью и извне спровоцировали вооруженный переворот. В итоге вспыхнула гражданская война».

Эти слова Путина Купер прокомментировал так:

«Мне импонируют отдельные идеи о суверенитете, которые президент Путин упомянул в своей речи, в частности, идея о том, что суверенитет является основным принципом международного права. Однако Россия нарушила суверенитет Украины. Российские силы внутри Украины нарушают её суверенитет и территориальную целостность. Разговоры о военном перевороте, организованном извне – полная чушь. Украинское правительство было избрано демократическим способом, согласно украинской конституции».

Кстати, о «полной чуши», которую произнес Купер. Российских политиков (ни нынешних, ни прошлых) на Майдане не было, чего нельзя сказать о западных политиках. Гарантии, подписанные участниками Майдана и министрами иностранных дел известных западных стран, для Януковича: оставаться у власти до очередных осенних досрочных выборах, на которых он не стал бы выдвигать свою кандидатуру (это была фактическая капитуляция Януковича), были грубо нарушены участниками «революции достоинства» при попустительстве своих западных покровителей. Законному президенту Украины грозила смерть (если бы он выбрал путь Сальвадора Альенде), и он вынужден был бежать, преследуемый выстрелами по своему кортежу группами для его задержания и несомненного устранения. Это вне всякой логики квалифицируется, как «неспособность президента Украины исполнять свои обязанности» и в должность «исполняющего обязанности президента» (вне какой-либо законности или «согласно украинской конституции») вступает Турчинов. Захватившие насильственно власть в Верховной Раде тут же обсуждают проект «О статусе русского языка как негосударственного» и в воздухе носится идея объявить, как в Прибалтийских государствах, «статус неграждан, не владеющих государственным языком». Какова должна была быть реакция Крыма и его жителей, говорящих по-русски? Не «российские силы внутри Украины нарушают её суверенитет и территориальную целостность», о чем так уверенно говорит Купер, а революционеры Майдана «подарили», а точнее, вернули России Крым, принадлежащий ей исторически и «нарезанный» Украине по своеволию Никиты Хрущева, опять таки, вне каких-либо законов – советских или мировых.

Мое простое утверждение следующее: «Если бы революционеры Майдана не свергли незаконно Януковича, и он оставался бы президентом Украины до осени 2014 года, то не было бы проекта закона о статусе русского языка, не было бы утраты Украиной Крыма, не было бы событий в Донбассе, не было бы той нелепой обстановки в Восточной Европе, которая случилась и, скорее всего, будет хронической болезнью международных отношений».

В доказательство этого утверждения являлся договор России и Украины о «Черноморской базе» до 2044 года. Как можно было думать об аннексии при наличии такого договора и при законном президенте Украины? У того, у кого мало-мальски историческая память, тот может уверенно засвидетельствовать, что на протяжении всей предмайданной истории ни у кого и никогда в России  и на Украине не было даже ничтожно маленькой идеи о возвращении Крыма России. Исключением был только мэр Москвы Лужков, который произносил периодически: «Севастополь – русский город», что, вообще говоря, правда, но даже Лужкову не приходило на ум «вернуть России Севастополь», тем более поместить в своей голове такую нереальную мысль, как «вернуться Крыму в Россию». Да что там говорить. Такие мысли не приходили в голову и аналитикам ЦРУ, для которого, как и для всех других на свете, референдум в Крымской республике был полной неожиданностью.

Путинской логике здравого смысла, приближающейся к нормативной науке, т.е. науке должного, или правильного рассуждения, наподобие других нормативных наук – правовых, нравственных, религиозных, противостоит логика целесообразности, т.е. практика нужного, или удобного рассуждения, наподобие других ненормативных наук – децизионизма, имморализма, сектанства. 

***

Возвращаясь к началу статьи. Я упомянул о том, что речь Путина имеет пересечения с идеями Ильина столетней давности. Но отнюдь с ними не совпадает. Вот то, что лежит за «границами горизонта» не только Путина, но и всего мирового сообщества в настоящее время, является, пожалуй, самым интересным.

Президент ярко и полно высказал видимые причины мирового кризиса, но, по понятным соображениям, не обратился к более глубоким и еще более сложным основаниям этого тяжелого положения дел. (Путин ярко и точно описал осложнения болезни международного права, но не указал на самую болезнь – которая не только внешняя, но и внутренняя.)

В 1999 году я выразил это обстояние названием своей статьи «Захват личной власти в государственном, церковном и хозяйственном планах» (текст ее был изъят прямо из типографии Общественным объединением «Россия Православная», изначальным заказчиком этой статьи, и потом она не вышла в свет ни в каком другом издательстве). Не место здесь пересказывать содержание идей Ильина о «свободной лояльности», лежавших в основе этой работы. Остановлюсь на «захвате государственной власти». Конечно, это секрет Полишинеля. Начиная с 1917 года у нас в России, да и почти во всем мире власть захватывалась отдельными личностями, партиями и группами вне всякой законности и легитимности. Это были перевороты, интриги, отстранения, смещения, расстрелы и «естественные смерти немощных правителей», захват личной власти через разрушение своего государства и др. Несмотря на частое введение в дальнейшем ограничительных сроков правления первых лиц в государствах, спустя этих сроков менялись законы и «демократическим путем» срок правителя удлинялся (сегодня батька Лукашенко успешно победил на выборах и будет править своей страной уже пятый срок). Только Туркменбаши Сапармурат Ниязов честно и «демократически» оформил себя «пожизненным президентом», но правил всего шесть лет.

Чаще всего власть в республикански-устроенных(!) государствах передается по наследству(!). Так мы видим самый успешный сталинский проект в Корейской Народной Демократической(!) республике, которой уже 70 лет правит семья Кимов (основателя Северной Кореи Ким Ир Сена подобрал корейцам Иосиф Виссарионович). Страна на днях торжественно отпраздновала это замечательное событие. Постсоветские государства (за некоторыми исключениями лимитрофных стран или стран, где идет периодическая смена власти только для того, чтобы ее захватил сильный и уже несменяемый диктатор) имеют постоянных правителей, которых «народ сам выбирает», и ничего с этим не поделаешь. В Азербайджане отец просто передал власть сыну. Так же произошло в свое время и в Сирии. Вот где зарыта нынешняя проблема, о чем никто не говорит по понятным причинам. Свержение ненавистных и «долгосидящих» правителей в Ираке, Ливии, Тунисе, Египте при помощи внешней силы или через цветные революции не решило этой проблемы, а еще более ее усугубило. Многие сделали совершенно неверный вывод из эмпирической неудачи подобных экспериментов:

«Да, правители были жестокими и ненавистными. Но при них не было такого беспорядка и анархии».

Но неверное решение проблемы не оправдывает неверную изначальную установку. Ильин писал, что человеческая жизнь трагична. Но еще более трагична жизнь правителя: «Государственная власть есть не легкая комедия и не маскарад, где снимают маску, когда захочется. Нет, ей присуща трагическая черта; она каждую минуту может превратиться в трагедию, которая захватит и личную жизнь властителя и общую жизнь народа»[5].

Такое ненормальное положение дел не может не закончиться хорошо. Демократические процедуры, прикрывающие подобные государственные искажения, несостоятельны. Они не состоятельны не только потому, что они имитируются, а потому, что «демократия сама несостоятельна», но об этом, кроме Ильина, никто серьезно не писал. В «Наших задачах», в главке 183. «Кризис демократии обостряется. I.» в 1953 году сказано: «вовлечение всех в политику, в голосование, в выбирание и в кандидирование – входит в самую сущность демократического строя. Но всякая подача голоса есть суждение о судьбах народа, о государстве, о строении власти, о национальной культуре, о церкви, об армии, о финансах, о школе, о воспитании, о праве, о суде и о хозяйстве страны. А так как “все” отнюдь не компетентны во всех этих великих делах и ответственных задачах, то почти все эти изъявления оказываются превышающими личную силу суждений у голосующего. Люди судят и решают о том, о чем понятия их отнюдь не дозволяют им судить. Поэтому они отвечают не на тот вопрос, о котором их спрашивают; они подменяют ответственный и претрудный вопрос – безответственным и легким. Их спрашивают о едином и общем благе народа и государства, а они отвечают о своем личном или партийном интересе. Им не хватает правосознания, знаний и гражданского мужества. Поэтому демократическое голосование пытается извлечь публичное спасение из множества ошибочных и недоразуменных суждений, из вороха шкурных ответов. Вот почему мудрый Томас Карлейль восклицал с неподдельным отчаянием: “Мир изобилует олухами, а вы добились всеобщего голосования!”».

Все знают о подтасовках на выборах (и не только в авторитарных государства, но и в вполне демократических: в США выбрали Гора, но потом брат Джорджа Буша младшего «пересчитал голоса» в своем штате и победил Буш Второй; смотришь, выдвинется и победит Буш Третий – чем не семейственность в образцовом государстве; а чем Коля Лукашенко хуже?), но таинственно молчат. А когда шумят (декабрь 2013 года в Москве), то, к моему удивлению, оказалось, что оппозиция «не приемлет подтасовок на выборах, если она сама этого не делает». Прямо или косвенно звучат слова «великого вождя всех народов» после голосования на XVII съезде ВКП(б) 10 февраля 1934 года: «Главное не как проголосовали, а как подсчитали».

«Демократия» – магическое слово; его как мантру повторяет каждый, где надо и где не надо. Василий Гроссман писал в своем романе «Все течет» о мистическом страхе перед демократией и ее процедурами большевистских и коммунистических правителей: «Сталин, НКВД знали о мифических обвинениях в шпионаже, диверсиях, попытках покушения на советских руководителей и пр., но по ночам продолжали долго пытать заключенного, пока тот не признавался в содеянном. Только тогда успокаивались». Были парадоксальные случаи советской жизни, когда в украинском городке Ладыжин арестовывали отца и двух сыновей за действительное воровство и грабеж колхозного амбара. Сыновья признавались в содеянном, и их осудили на длительный срок, а отец молчал и вынес все пытки, и его отпустили за «недоказанностью преступления». И это при деспотическом советском строе! Но тут действовала, так называемая «демократическая процедура, или оригинальный принцип» главного прокурора СССР Вышинского: «признание – царица доказательств».

Проблема этой мистической завороженности демократией не исчезнет еще долго. Началась она с «вотирований в Конвенте» во время Великой Французской революции, где использовалось теоретическое положение идеолога будущих революционеров Жан-Жака Руссо о «выявлении общей воли»: французского монарха отправили на гильотину после голосования с перевесом в один(!) голос.

Не работают здесь и знаменитые слова Уинстона Черчилля о демократии, что «ничего лучшего человечество не придумало». А оно и не собирается придумывать (хотя есть и другие формы государственного и политического устройства, такие как аристократическая форма, монархическая, не «формальная», а творческая демократия, наконец, смешанные формы) – но ведь хорошо «работать под прикрытием» … демократии! 

Сейчас в мире очень интересуются философскими и мировоззренческими предпочтениями нашего Президента. Приведу только один пример сильной и глубокой дискуссии по этому вопросу. В блоге Робинсона горячо обсуждается этот вопрос в продолжение дискуссии «Философ Путина. Иван Ильин и идеология московской власти».

На сайте «Политконсерватизм» дан, как и в блоге Робинсона, решительный отпор этим облыжным обвинениям авторами статьи Ильина, Путина и России. Диффамация стала обычным инструментом международных отношений, наряду с информационной, идеологической, экономической и политической войной.

На этом пути нам не решить не только всех сложных проблем рядомжительства, но даже одной из них, так как всякое псевдорешение есть по своему точному смыслу лжерешение.



[1] Цитаты взяты из лекций Ильина «Философия как духовное делание», 1913. Изданы впервые в Собрании сочинений И.А. Ильина, т. 29, «Философия как духовное делание», ПСТГУ, Москва, 2013.

[2] Есть сообщение об этой конференции на сайте СФ РФ

[3] Это кусочек из народной частушки времен гражданской войны: «… Нашу двойку нечем крыть».

[4] Интересно отметить здесь, что английский перевод очень эмоциональной и колоритной фразы Путина: «Вы хоть понимаете теперь, чего вы натворили?» с этими «мелизмами» – «хоть» и «натворили» – сух и беден; он не в состоянии полностью передать ее выразительность.

[5] И.А. Ильин. «Наши задачи». 176. О политическом успехе. (Забытые аксиомы).

Доктор физико-математических наук, профессор кафедры миссиологии Богословского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Составитель и комментатор 30-томного Собрания сочинений И.А. Ильина

Похожие материалы

К 1988 году манихейское противопоставление мрачного Аримана Кузьмича и светлого Ормузда Сергеевича...

Кто такой Лигачев с классовой точки зрения? Чиновник. Судя по биографии - честный и дельный, то...

Основной историософский выбор России – это выбор между Достоевским и Цымбурским, между...