РI продолжает разговор о современных интерпретациях футурологических исканий классиков мировой фантастики – в произведениях великих мастеров этого жанра мы часто обнаруживаем блестящие пророчества о нашем настоящем. В будущем, изображенном в цикле об Империи и Основании Айзека Азимова, который анализирует историк и философ Рустем Вахитов, отсутствуют инопланетяне – в этом космосе человек как вид одинок. И задача человека состоит в том, чтобы воссоздать глобальный порядок из политического хаоса и направить усилия всего человечества к воссозданию некоего космического всеединства. Может быть, это и есть та цель, которую ставят перед собой и те, кого мы за неимением лучшего термина, называем глобалистами?

***

Певцом империи называют обычно Редьярда Киплинга. Однако Айзек Азимов – автор известного цикла романов о Галактической Империи и Основании[1], на мой взгляд, заслуживает этого эпитета гораздо больше. Киплинг воспевал реально существующую Британскую империю, в которой он жил. Азимов был певцом выдуманной империи, так сказать, некоего идеала империи, который воображение Азимова перебросило в очень далекое будущее, отделенное от нашей эпохи как минимум на несколько десятков тысяч лет. Галактическая империя Азимова является идеалом не потому, что в ней нет никаких недостатков, внутренних противоречий и раздоров. Как раз наоборот, Азимов изображает ее в этом смысле очень реалистически и по уровню бюрократии, коррупции и политических конфликтов империя будущего не уступает современным государствам.

Просто империя (или во всяком случае большие империи древности, и прежде всего Римская, которая для Азимова выступает как образец) всегда стремится отождествить себя со всем миром, а все, что находится за ее границами, представить как варварскую окраину, где нет никакой сколько-нибудь развитой культуры и цивилизации и царит презренная дикость. Об этом, в частности, писала такая известная исследовательница в области империоведения, как Светлана Лурье.

В определенном смысле любая империя считает себя «Срединным Царством» (как именовала себя Китайская империя), охватывающим собой весь мир, освоенный цивилизованными людьми, всю «ойкумену». В этом плане Галактическая империя Азимова есть доведение до логического завершения идеи империи вообще. Во «Вселенной Азимова» нет инопланетян. Разумные существа представлены только человечеством, зародившимся на планете Земля, на окраине галактики Млечный Путь, и после открытия гиперпространственных перелетов способных перемещаться на любые расстояния через «гиперпространство», населивших все пригодные для жизни планеты в этой Галактике.

После долгого периода хаоса и космических войн между планетами и союзами планет, возвысилось Тренторианское королевство, затем – Тренторианская республика (со столицей на планете Трентор, находящейся недалеко от центра Галактики), и вскоре оно превратилось в Галактическую империю, простирающуюся до самого конца последнего спиралевидного рукава Галактики и включающую в себя все обитаемые миры, то есть все человечество.

Иными словами, Галактическая империя у Азимова буквально включает в себя весь обжитый людьми мир, все человечество. Вне ее – только мертвые, не знающие разумной жизни планеты, системы планет и галактики, а также бесконечные пространства, заполненные разряженным межзвездным газом (в самой Галактике в Империю не входит только планета гермафродитов — Солярия, о которой никто не знает уже много десятков тысяч лет, но ведь они не совсем люди…).

***

Обрисуем Галактическую Империю, которая встает со страниц книг Азимова. Речь там идет о далеком будущем, которое разделяет с нашей эпохой отрезок в десятки тысяч лет (в «Прелюдии к Основанию» говорится о 20 000 лет с тех пор, как люди изобрели компьютеры и стали аккумулировать в них все имеющиеся знания).

Человечество, заселившее все пригодные для жизни планеты Галактики, говорит на едином языке, имеющим своей основой английский – язык родной планеты людей – Земли, которая уже перед эпохой межзвездных перелетов объединилась (в «Камушке в небе» Азимов упоминает, что столицей единой Земли стал город Вашин, в котором легко узнаваем Вашингтон).

В позднейших произведениях Азимов неоднократно упоминает, что на наиболее отсталых планетах Империи сохранились такие архаические языки, которые вполне могут быть диалектами «мифологического английского», а в раннеимперскую эру еще были в сохранности записи с кораблей пионеров, колонизировавших Галактику, и записи эти тоже были на английском.

Человечество смешалось, забыло о существовании разных народов и даже о своей прародине – Земле (уже в раннеимперскую эру господствует точка зрения, что человечество – результат смешения разных человечеств, которые возникли на разных планетах Галактики в ходе биологической эволюции и первоначально развивались независимо, а затем слились в эпоху межзвездных перелетов).

Однако в романе «Космические течения» упоминается планета необычных, чернокожих людей – Либейр и планета «ненормально» белокожих – Флорина. А в романе «Прелюдия к Основанию» действие которого развивается через 12 тысяч лет после событий в «Космических течениях», упоминаются монголоиды, которых именуют «восточники», при этом не понимая значения этого термина.

Первая империя охватывает собой всю Галактику. Она включает в себя 25 миллионов обитаемых планет вплоть до самого отдаленного рукава галактики Млечный Путь. Столица Империи – планета Трентор, расположенная недалеко от ядра Галактики. Она полностью закована в металл за исключением небольшого участка, на котором находится Дворец Императора и где разбит сад. Всю свою жизнь тренториане проводят под землей, в идеальном искусственном климате, под искусственным светом, полностью обеспеченные всем необходимым. Планета разделена на 800 секторов и каждый имеет свои особенности (вплоть до одежды, быта, традиций населения).

На Тренторе в 12-ом тысячелетии имперской эры проживает 40 миллиардов человек.

Империя разделена на провинции; на головной планете каждой провинции размещена резиденция вице-губернатора и находится гарнизон имперских войск, которые безжалостно подавляют бунты местного населения (в центре империи – на Тренторе есть и имперская гвардия, которая призвана охранять императора, но которая часто в истории империи совершала дворцовые перевороты).

Вместе с тем Галактическая Империя не лишена демократических форм управления. Имперское правительство на Тренторе старается лишний раз не вмешиваться в жизнь других миров и секторов Трентора, довольствуясь лишь их политической лояльностью. Сектора Трентора и провинции во «Внешних мирах» живут в согласии со своими традициями и даже со своей системой законов (в романе «Прелюдия к Основанию» описывается жизнь архаического сектора Микоген, а в романе «Камушек в небе» — не менее странные обычаи наполовину радиоактивной Земли, которая входит в Империю на правах автономной планеты).

Кроме того, сектора и провинции имеют местное самоуправление: в романе «Путь к Основанию» упоминается о Совете и правительстве Сектора Даль и говорится о выборах этого правительства, на которых победила партия джоранумитов.

В империи есть ограниченные политические свободы. В том же романе говорится о демонстрациях джоранумитов, которые вроде бы правительство не собирается разгонять, гораздо более четко отмечаются свобода слова и собраний, которая дарована студентам и преподавателям университета на Тренторе.

При этом все сектора и все провинции равны перед законом, хотя в реальности, конечно, сильно отличаются друг от друга по уровню развития. Имперское руководство старается собирать в университетах на Тренторе представителей всех миров, предоставляя им высококачественное образование, а также максимум политических свобод – с тем, чтобы, выучившись и пресытившись радикальной политикой, они возвратились на свои миры лояльными чиновниками Империи. В Империи пресекаются все попытки дискриминации по признаку происхождения (что не мешает, например, насмехаться над чудаковатыми патриархальными микогенцами).

Император, живущий во дворце на Тренторе (его дворец – единственная часть планеты, не закрытая куполом и включающая в себя сад, куда свезены растения со всей Галактики) — во многом фигура символическая. Он лишь воплощает имперскую власть – подписывает законы, выступает по головидению, принимает парады, обедает с высшими чиновниками. Но его реальная власть простирается не дальше территории его дворца (в «Пути к Основанию» император Клеон объясняет это своему премьер-министру Гэри Сэлдону, который попытался вмешаться в его компетенцию и стал давать советы по поводу кандидатуры на пост главного дворцового садовника).

Реальной властью в империи обладает премьер-министр (в «Прелюдии к Основанию» это Эдо Демерзель, в «Пути к Основанию» — Гэри Сэлдон). Император обладает правом снимать и назначать премьер-министра (после ухода в отставку Демерзеля, Клеон назначил Гэри Сэлдона), но каждое такое назначение, сделанное без согласия с высшими чиновниками империи, чревато попыткой дворцового переворота (Клеон это сделал именно так, предпочтя выходцам из элиты никому не известного математика и получил заговор, который не удался лишь благодаря жене Сэлдона Дорс Венабили).

Премьер-министр управляет кабинетом министров, которые возглавляют соответствующие ведомства. Особняком стоит служба безопасности, которая занимается выявлением диссидентов и потенциальных мятежников и поддержанием общественного порядка. Ее руководитель отчитывается перед Императором и обязан предоставлять необходимую информацию премьер-министру, но на самом деле, как это признает Гэри Сэлдон – это «государство в государстве» и никто – ни премьер, ни сам Император не могут ею управлять.

***

Короче говоря, Первая Империя у Азимова сочетает в себе черты военно-чиновничьего государства и либеральной демократии, охватывает собой сильно различающиеся по культуре миры, стараясь управлять ими при помощи методов «мягкой силы». Не секрет, что сам Азимов пытался сознательно воспроизвести в своей империи древний Рим на футуристической технологической основе. Писатель вспоминал, что идея «Основания» пришла ему в 1941 году, когда в вагоне нью-йоркского метро он увидел рекламу банка, на которой был изображен римский воин на фоне звездолета.

Фантасту пришло в голову, что можно изобразить историю вырождения и распада империи далекого будущего, используя отдельные черты древнеримского государства. Для этого Азимов проштудировал «Закат и падение Римской империи» Эдварда Гиббона, откуда он почерпнул множество фактов, которые ему пригодились в литературной работе. Однако, полагаю, что бессознательно Азимов вдохновлялся совсем другим, реальным и гораздо более близким нам во времени образцом. В чертах Галактической империи легко узнается и Британская Империя, которую формально возглавляла королева, правившая, но не властвовавшая, фактически же – всесильный премьер-министр, одним из самых значительных из которых в ХХ веке был Уинстон Черчилль.

Британская Империя занимала значительную часть территории нашей планеты (до 22%, так что в ней, как говорили, «никогда не заходило солнце»), располагалась на всех обитаемых континентах и включала в себя в момент своего наивысшего могущества – в 20-30-е гг. ХХ века около четверти населения человечества. Единственное различие между виртуальной империей и ее реальным прообразом состоит в том, что Британская империя опиралась на идеологию превосходства белых англосаксов («бремя белого человека»), а Галактическая Империя у Азимова не знает никакой расовой дискриминации и каждый гражданин Империи, независимо от его происхождения, цвета кожи, акцента имеет такой же набор прав, как и другой (хотя так было не всегда, на заре империи в ней были распространены «антиземельные» настроения, напоминающие экстраполированный на галактическую историю антисемитизм; об этом повествуется в «Камешке в небе»).

При изображении своей Империи Азимов вдохновляется универсализмом позднего Рима, который при императоре Каракалле стал государством равных прав, потому что гражданство получили все свободные граждане Империи.

Задумаемся теперь над тем, что Азимов начал писать свою эпопею о разрушающейся Галактической империи в конце 1940-х, когда реальная Британская Империя стала клониться к упадку, раздираемая острой политической борьбой в метрополии и национально-освободительными движениями на периферии. Наиболее проницательным политическим деятелям практически уже было ясно, что скоро она распадется – это чувство витало в воздухе (хотя простое население Британской империи, вероятно, этого не понимало и думало, что переживает времена нового расцвета).

Такую ситуацию и отображает Азимов, много раз упоминая в первой трилогии об Основании о том, что Галактическая империя в кризисе и что через несколько столетий произойдет ее распад, хотя пока еще мало кто это понимает.

Но если под Галактической империей Азимов, может, вполне бессознательно, понимал современную ему Британию, то что тогда такое Основание с центром на Терминусе?

Вспомним, что Основание – государство, возникшее на периферии Галактики, но вскоре превратившееся в огромную империю, постепенно приближающуюся к размерам первой галактической, но при этом не именующее себя империей (даже достигнув вершины могущества, лидеры Основания скромно именовали себя не императорами, а всего лишь мэрами).

Основание создано группой ученых, которые должны были заниматься написанием Галактической Энциклопедии, но вскоре оно стало центром «научной религии», при помощи которой удалось объединить ближайшие к Трентору планеты. Затем, когда религия перестала быть действенным политическим инструментом, на место священникам приходят Торговцы; основание превращается в торговую олигархическую республику, раскинувшую сеть своих агентов почти по всей галактике.

Эта странная смесь науки, передовой техники, религии и торгового духа очень точно отображает суть американской ментальности, а сама «имперская федерация» Основания напоминает Соединенные Штаты Америки, «имперскую республику», как еще их называют.

Но в фантастической саге Азимова есть и Второе Основание – сообщество психоисториков, созданное тем же Гэри Сэлдоном на другом конце Галактики, в Галактической библиотеке старой имперской столицы Трентора. Для всей остальной Галактики – это беспомощные полуслепые библиотекари, копошащиеся в полуистлевших фолиантах и ничего не понимающие в новейшей политике. На самом деле – это высококлассные специалисты-менталисты, обладающие паранормальными способностями, способные читать эмоции других людей, связывать их волю, управлять их действиями.

Это – тайная власть Вселенной Азимова.

Физики с Терминуса только думают, что они управляют огромной торговой федерацией, постепенно превращающейся во вторую империю. Реальные же ее правители – всесильные и никому не известные психоисторики с Трентора, повсюду рассылающие своих шпионов и дергающие за нитки «публичных власть имущих» — политиков, банкиров, полководцев.

Цель психоисториков – исполнение Плана Сэлдона. Основатель науки психоистории Гэри Сэлдон открыл законы развития человеческих сообществ. Используя знание этих законов, можно сократить период хаоса между эпохами первой и второй империи до исторического минимума – до 1 тысячи лет. Психоисторики – хранители и корректоры этого плана, ведь физики хоть и знают о его существовании, но не понимают его смысла. И это необходимое условие его успешной реализации: если массы людей, вовлеченных в историю, поймут, что ими движет, они смогут изменить свое поведение, и Вторая империя не возникнет.

В литературе о романах Азимова уже не однажды указывалось на параллель между психоисторией и советским марксизмом. Представители советского истмата учили, что законы истории, открытые Марксом (такие как закон соответствия производительных сил и производственных отношений) носят характер жестких детерминант, которые реализуются, независимо от воли отдельных людей, пусть даже эти люди – гении-политики, более того, эти законы превращают людей в марионеток, исполняющих исторический закон, хотят они того или нет.

Но точно такой же характер жесткой детерминации носят законы психоистории у Азимова. Азимова остро интересует проблема, которая в марксизме получила название «роль личности в истории». В романе «Основание и империя» изображен молодой, амбициозный генерал Бэл Риоз, который осмелился бросить вызов «мертвой руке психоисторической необходимости» (эта часть романа первоначально так и называлась «Dead Hand»). Несмотря на то, что мудрый и старый сенатор Барр предупреждал его, что это бесполезно, Риоз все же пытается остановить экспансию первого Основания против доживающей последние столетия империи. И, конечно, проигрывает. В воображаемом мире Азимова победа Основания также неизбежна, как в воображаемом мире советского марксизма-ленинизма была неизбежна победа коммунизма.

Существуют и другие причины провести параллель между Вторым основанием и «социалистическим блоком», а также тайной борьбой первого и второго Оснований и «холодной войной» между мирами капитализма и социализма. Власть Первого Основания – это власть, основанная на техническом превосходстве и выгодах свободной торговли, власть же Второго Основания базируется на ментальном могуществе, умении контролировать поведение, эмоции, мысли огромных масс людей. Перед нами легко узнаваемые метафоры идеального либерального капитализма и идеократического социализма (надо ли оговариваться, что именно идеального капитализма, ведь еще философы Франкфуртской школы показали, что за фасадом либеральной демократии кроется не менее жесткий идеологически контроль – факт, на который Азимов, бывший романтиком американской демократии, не обратил должного внимания).

Кстати, в этом случае приобретает совершенно иной смысл содержание второй части романа «Второе Основание», где описывается как хитрые физики с Терминуса при помощи новейшего прибора пытаются найти и разоблачить живущих среди них шпионов Второго Основания. Ведь это не что иное как перенесенная в фантастическую реальность маккартистская охота за коммунистами и замечательно, что роман увидел свет в 1953 году – в самый разгар преследований коммунистов и связанной с этим шпиономанией в США (закон Маккарэна о создании Управления по контролю над подрывной или антиамериканской деятельностью был принят в 1950-м году и в том же 1950-м году был опубликован доклад о «коммунистической фильтрации», требовавший увольнения 151 деятеля искусства, а 1953 год вообще называют «золотым годом маккартизма»).

Наконец, организация манипуляторов сознания, исповедующих теорию жестких исторических закономерностей, находится на Тренторе, который был столицей Первой Империи. Мы уже проводили параллель между Первой Империей у Азимова и Британской Империей реальной земной истории, таким образом, Трентор можно уподобить Лондону — космополитическому имперскому городу, где в полуподполье существовало могущественное Международное Товарищество Рабочих – коммунистический Интернационал, имевший свои тайные отделения во многих странах Европы и деятельно стремившийся вырвать власть из рук международной буржуазии и ее ставленников в национальных государствах.

И лидер этой организации – престарелый, с трудом передвигавшийся Карл Маркс даже после своей смерти «являлся» взорам экспрессивных революционеров, дабы объяснить им суть наступившего кризиса и пути выхода из него – в точности как Гэри Сэлдон, чьи голографические изображения являлись на Терминусе регулярно в течение тысячи лет с разъяснениями путей реализации плана Сэлдона…

Итак, если Первое Основание напоминает цитадель либерального капитализма – Соединенные Штаты Америки, то Второе Основание, мир психоисториков, всемогущих манипуляторов сознанием масс – возможно, метафора идеократического госсоциализма. Любопытно, что борьба между ними у Азимова оканчивается поражением обеих сторон (тогда как в реальности победил все же западный капитализм). Советник Первой Академии Голан Тревайз, которому суждено было решить судьбу Галактики в романе «Основание и Земля», отвергает и мир физиков, и мир психоисториков и выбирает Галаксию – суперорганизм, в котором все его части – от людей до черной дыры в центре Галактики — связаны настолько тесными связями, что полностью исчезает индивид как таковой и каждый разумный житель Галактики живет реакциями и ощущениями всей Галактики и вынужден говорить о себе: я/мы/Галаксия (как жители уже существующего в романе Азимова суперорганизма планеты Гея говорят о себе: «я/мы/Гея»).

Эта мечта Азимова подозрительно напоминает некую светскую вариацию на тему философии всеединства, впрочем, мне не удалось найти сведений о знакомстве американского фантаста с этой философией.

Впрочем, в этой идее можно увидеть и слабое отражение популярных в годы перестройки, когда и писались последние романы об Основании, теорий конвергенции…

***

Как бы то ни было, сегодня гораздо более актуально звучат рассуждения Азимова о империи как проекте, гасящем противоречия конфликты и приносящим мир огромным массам людей, а сам Азимов вошел в историю как современный певец империи, автор увлекательного и масштабного фантастического эпоса о галактических империях будущего.

__________________________

[1] Сначала Азимовым была написана первая трилогия («Основание» (1951), «Основание и империя» (1952), «Второе Основание» (1953), затем уже в 80-х Азимов вернулся к циклу и написал вторую трилогию «Кризис Основания» (1982), «Основание и Земля» (1986), «Прелюдия к Основанию» (1988), а в начале 90-х последний роман про Основание «Путь к Основанию» (1993). Кроме того, при помощи написанных ранее еще трех романов («Камушек в небе» (1950), «Звезды как пыль» (1951), «Космические течения» (1952)) он связал романы об Основании и Империи с романами о детективе Элайдже Бейли и суперроботе Дэниэле Оливо («Стальные пещеры» (1954), «Обнаженное Солнце» (1957), «Роботы Зари» (1983), «Роботы и империя» (1985))). Итого получилась сага из 14 романов, описывающая двенадцатитысячелетний период «истории будущего» – от освоения землянами Галактики до кризиса и падения Первой Галактической империи, и утверждении двух Оснований, которые должны были разрастись во вторую Империю, но дали начало суперорганизма Галаксии. Весь цикл связан общим персонажем – роботом Дэниэлом, который существует около 20 тысячелетий и является у Азимова своеобразным «ангелом-хранителем» человечества 

Кандидат философских наук, доцент Башкирского государственного университета (г. Уфа), исследователь евразийства и традиционализма, политический публицист

Похожие материалы

Для преодоления революции недостаточно искоренить большевиков, нужно возродить подлинную, а не...

На идее «заблуждения луддитов» зиждется вся концепция постиндустриальной экономики - технический...

Cнятый и вышедший при проектировщике либерально-авторитарных реформ Юрии Андропове фильм «Мэри...