На Украине все горячее и горячее.
Совсем коротко ситуацию можно очертить тремя словами: «Майдан против всех».
Против Донбасса.
Против России в целом и против Путина в частности.
Против «нормандского формата».
Против Германии. Против Франции.
Против Меркель и Олланда, согласившихся с продлением «минских соглашений» на 2016 год и определивших, что нет им альтернативы.
Против главы МИД ФРГ Штайнмайера, настаивающего на скорейших выборах в «отдельных районах Донецкой и Луганской областей».
Против помощника президента РФ Суркова, шесть часов искавшего компромиссы с заместителем Госсекретаря США Нуланд под Калининградом.
Против голландцев, не желающих европейской ассоциации со страной, гордо именующей себя Цеевропой.
Против Европы, смертельно уставшей от непомерных амбиций Цеевропы.
Против главы МИД РФ Лаврова.
Против Госсекретаря США Керри, намекнувшего на готовность давить на Киев с целью «принуждения к Минску».
Против Конгресса США, отказавшего в поставках летального оружия Украине.
Против Обамы по той же причине.
Против генералов Пентагона, считающих, что помогать оружием нынешней Украине (читай – Майдану) – не в коня корм.
Против любого и каждого, кто не соотносит себя с Майданом. Неважно, в Москве, Киеве, Донецке, Берлине, Париже, Вашингтоне или Пекине.
Это только кажется, что за два года, промелькнувшие после победы украинской «революции достоинства», Майдан перешел в какое-то иное качество.
Нет, не перешел.
Каким он был, таким он и остался.
Скачущим, орущим про готовность резать «москалей», разрушающим, убивающим за отличную от майданной точку зрения, сеющим смерть под лозунгом: «Майдан или безлюдье!»
Просто слово «Майдан» заменили словом «Украина». Чтобы создать видимость, что все события создает Украина. На самом же деле их создает Майдан. Не Украина.
Майдан и Украина – понятия не равноценные и не равнозначные.
Беда в том, что Майдан приведен к власти, усажен в парламентские, правительственные и президентское кресла, до зубов вооружен и брошен в бой.
Майдан – орудие, предназначенное разрушать.
Вот Порошенко в Давосе обсудил с Байденом, как остановить второй «Северный поток».
Эти люди по определению не могли говорить о чем-либо созидательном.
Например, о полете на Луну.
Разговор Байдена и Порошенко – это просто другое прочтение классического майданного сюжета, в основе которого всегда – разрушение.
Без разницы, Порошенко ли это с Байденом или «майданеры», остервенело разбивающие кувалдами памятник.
И те, и другие – это люди Майдана.
Майдан не способен создавать, как не способен продуцировать созидательные идеи.
Не для этого он сконструирован и запущен в работу.
И работает без сбоев. Как и положено Майдану. Уже два года работает.
Обслуживающий механизм Майдана персонал – все тот же.
«Трибалты», воинствующие поляки, «ястребиное» крыло американских демократов – все то же, те же и там же.
И граждане Майдана остались в тех же кастрюлях на головах. Срослись с ними.
И президент – тот же самый человек, которого видели два года назад на Майдане.
И премьер-министр оттуда же.
И глава Совбеза.
И мэр украинской столицы.
Никакие «минские соглашения» Майдану не нужны в принципе. Они противоречат самой сути Майдана.
Майдан нацелен только на войну. Исключительно на войну. Ни к чему, кроме войны, он не приспособлен.
Другие функции не предусмотрены проектом.
Главное для Майдана – иметь врага. Чтобы вести с врагом войну.
В лице полицейских.
В лице любого человека с георгиевской лентой.
В лице Олеся Бузины.
В лице одесситов, харьковчан, запорожцев, дончан, луганчан – жителей всех украинских городов и весей, которые не согласились с Майданом.
В лице крымчан.
В лице всех, кто на стороне врагов Майдана.
Майдан – это коллективная девочка-убийца Вита Заверуха, чудовище в облике «онажеребенка», на фронте плачущая по причине того, что ее не всегда берут «убивать сепаров»; без тени сомнения стреляющая из РПГ по поселку Широкино; из-за тюремной решетки настаивающая на «узаконенном убийстве мусоров».
За что ее вообще судят? За убийство полицейских?
Но Майдан убийство полицейских возвел в ранг подвига, а не преступления. Майдан дикой стаей заверух набрасывался на каждого полицейского, до которого мог дотянуться – и зверски избивал цепями и дубинами, жег, пытал, расстреливал.
Выходит, Заверуху судят за подвиг?
Истинная причина ее пребывания за решеткой – не подозрение в убийстве полицейских, нет. Заверуху бросили в тюрьму, чтобы Порошенко не видел ее в качестве своего отражения в зеркале. И Яценюк. И министры. И парламентарии. Чтобы при слове «майдан», европейцу тут же не являлся образ девочки-убийцы Заверухи. Она ведь и есть Майдан.
И отморозков из батальона «Торнадо» судят только за то, что они тоже есть Майдан. Те, кто посылал мародеров, психов, насильников и убийц усмирять Донбасс, прекрасно понимали, в какой способ это будут делать мародеры, психи, насильники и убийцы. Вехи биографий бойцов «Торнадо» – диагнозы и статьи уголовного кодекса – были известны. Но именно такой человеческий материал и требовался для выполнения на Донбассе задачи – «Майдан или безлюдье!» Аресты, обвинение, грядущие сроки – все это понадобилось только затем, чтобы европеец в Мюнхене, Вене, Милане или Дижоне не дрожал от ужаса, слыша слова «Майдан» или «Украина».
Замените во всех новостях «Украину» на «Майдан» – и сразу же все станет на свои места. Тут же. В сей же миг.
«Президент Майдана в Давосе обсудил с куратором Майдана, как насолить «Северному потоку — 2»
«Кучма заявил, что Майдан не будет выполнять «минских соглашений» до получения контроля над границей».
«Министр финансов Майдана огласила условия иностранной финансовой помощи Майдану».
«Майдан объявил седьмую волну мобилизации».
«Военные не получали от Майдана приказа о прекращении огня».
«Губернатор одесского Майдана и министр внутренних дел Майдана выясняли, кто из них больший майданер».
«Убирайтесь вон с Майдана!» – обратился режиссер Виктюк к жителям Донбасса.
«Майдан переименовал в Хмельницком улицу Гагарина».
«Майдан оштрафовал «Газпром» на 3,4 миллиарда долларов».
«Дипломаты Майдана устроили демарш в Турции из-за РФ».
«В столице Майдана открыли выставку личных вещей «киборгов».
«Патриот Майдана посетовал, что нельзя бить стариков и обозвал их тварями и дегенератами».
Майдан фактически оккупировал Украину и назвался Украиной, не являясь Украиной.
Не скажешь же: «Майдан идет в Европу!»
Европейцы от такой перспективы будут, мягко говоря, совсем не в восторге. Им с лихвой хватает последствий иных майданов.
И не стоит обольщаться по поводу возможности договориться с Майданом.
Майдан – не мир и не созидание.
Майдан – война и разруха.
Майдан – застреленная в Киеве «небесная сотня», сожженные заживо одесситы, брошенные в тюрьмы, похищенные и замученные пытками украинцы, убитые и искалеченные войной жители когда-то доброй, мирной и хлебосольной страны, населенной преимущественно православным русским народом.
Убийца Заверуха на гранатах РПГ, предназначенных мирным жителям Донбасса, писала: «Смерть православию!» Так и есть. Майдан нацелен на уничтожение православия. Неважно, Донецк это, Киев или маленькая церквушка на Ровенщине.
Одураченной толпе глашатаи Майдана внушают, что путь к счастью лежит через огромное – до горизонта – кладбище.
Счастье – оно там, за горизонтом.
Чтобы к нему прийти, необходимо дотянуть ряды могил за горизонт.
И толпа упоенно роет и роет могилы.
Кладбище – это единственное, что способен создать Майдан.
Ничего больше.
С Майданом бессмысленно говорить о мире.
Мир для Майдана разрушителен.
Лишенный возможности убивать других, Майдан может убивать только себя.
К этому Майдан не готов.
Майдан будет зубами держаться за возможность вести одураченную толпу к счастью.
Через кладбище.
Через ряды свежих могил.
Новые и новые ряды.

публицист, блогер

Похожие материалы

Читающая подобную публицистику, хоть и массовая, но отнюдь не глупая аудитория на полном серьёзе...

По словам самого Ли Куан Ю, именно годы японской оккупации сформировали его мировоззрение. Он...

На семью вице-президента "Лукойла", на ее репутацию, легла черная тень. Общество запомнило фамилию...